Category: природа

победа

Вот, что я вам скажу...

img040 (2)



...Меня одинаково часто упрекают в двух противоположных вещах.

Мои приятели и друзья «запутинцы» (чью искреннюю позицию я вполне понимаю и уважаю) пеняют мне, что я недостаточно «надёжен» в защите «государственных» интересов, и не являюсь убеждённым бойцом «команды» нашего руководителя, поэтому, несмотря на «ум и несомненную талантливость» (цитата! :-) ), никогда не буду занимать сколь-нибудь серьёзную должность т.к. в, идущей сегодня, беспощадной войне, не нужны сомнения и сантименты, а востребованы преданность и исполнительность.
Мои приятели (друзей, увы! – в этом лагере у меня нет) либералы упрекают меня в полном неуважении к базовым либеральным и гуманистическим ценностям, «убогом патриотизме» и конформизме с «преступной Властью», что делает меня, при моих «безусловных способностях» (цитата! :-) ) полностью потерянным для либерального будущего России и, следовательно, «хибакуся»…


Задумавшись над столь явным моим «неформатом» для основных режиссёров современности, я вынужден признаться самому себе, что обе этих точки зрения правильны.

Я действительно люблю свою страну, но никогда (даже во времена СССР!) не переносил эту любовь на преданность правящей династии (КПСС, Путину и т.д.) Я действительно убеждён, что в мире людей высшей ценностью является твоя земля, твоя почва, твоя вселенная и её интересы превыше интересов отдельной личности, её (личности) священных и не очень священных прав, и что страна имеет право брать с живущих в ней людей налог кровью. Но я также не готов слепо и без сомнений принимать волю людей, выражающихся сегодня от имени государства, как единственно верную и непогрешимую.

Я хочу до последнего своего дня сохранять ясность мысли и способность адекватно и критично оценивать окружающую меня действительность вне каких-либо внешних идеологических или политологических схем, а на основе лишь собственных убеждений и моих критериев чести и нравственности.

Я хочу прожить оставшееся отведённое мне время в ладу с собственным сердцем и совестью.

Я ценю собственную свободу в форме принадлежащего лично мне моего времени превыше всех других ценностей и не готов её обменять даже на перспективы «потом» полного материального благоденствия. Мне пятьдесят два и «потом» это уже не самый лучший период жизни человека.

Рука тянется присвоить себе красивый японский лейбл «ронина», но, критично размышляя об этом, я понимаю, что на роль «ронина» я не гожусь просто в силу того, что никогда не терял своего господина, за отсутствием оного! Наверное, правильнее всё же мне будет назвать себя по Лескову «очарованным странником», потому, что как и герой Лескова, я странствую по дорогам моей жизни и не перестаю удивляться величию и бесконечности мира в котором мне выпало родиться…
победа

А погромы будут?




...Собственно, сейчас есть прекрасная возможность посмотреть, кто "расчехлится". Причём, с обоих сторон! Теперь целый месяц всю страну будут изо всей силы заталкивать в грязевую ванну "проблемы антисемитизма" в России. Одни начнут визжать "Азохенвэй!" и призывать все возможные инстанции найти и покарать обнаруженного "антисемита", всю жизнь проработавшего бок о бок с евреями. Другие начнут расчёсывать старые струпья и вытаскивать на свет "тетради расстрелянных генералов" и подсчитывать сколько в каком правительстве было евреев.
Блять, скулы сводит!
Для меня и те и эти одинаковые враги России. Потому, что и для тех и для этих полемическая ошибка это только повод свалить страну в очередную "гражданскую". Одним чтобы напомнить всему миру и еврейству, что хуже фашизма чем русский нет, другим, для выведения "рассово-чистой" России. И тех и этих очень хочется свести нос к носу где-нибудь в колымском заповеднике, как это удачно совмещал великий и ужасный ИВС...


победа

По волне моей памяти...




Сейчас по "Звезде" закончился старый советский "вестерн" "Свой среди чужих. чужой среди своих" - первый фильм Никиты Михалкова.

С ним у меня связана одна история.
Так уж вышло, что у меня очень "специфически" устроена память. Я очень плохо запоминаю имена и цифры, что очень неудобно при моей профессии, когда через пять минут после знакомства с человеком я мучительно пытаюсь вспомнить, как его зовут? Но за-то у меня "волчья" зрительная память на места. Если я когда-то увидел местность(фотографию, или сам там побывал, то даже, спустя годы, совершенно с другого ракурса и, даже если часть местности (к примеру, города) будет перестроена, я её вспомню!
И вот в апреле 1996 года, если быть точным, то 17 апреля утром  я оказался в Аргунском ущелье Чечни по очень грустному поводу. За сутки до этого там попала в засаду и была разгромлена у аула Ярышмарды колонна 245 полка.
И вот, двигаясь по ущелью и серпантину вдоль реки я, вдруг, понял, что я его уже где-то видел!
Тогда у меня не было времени всмоминать - шёл "разбор" останков колонны. Растаскивали сгоревшую технику, собирали погибших...
Этот разгром остался у меня очерком "Расстрел", за который мне не стыдно и сегодня потому, что весь он собран из рассказов бойцов, переживших этот бой и ещё толком не отошедших от него...



                                                                                            РАССТРЕЛ.


… Грузились спешно. Потому как проспали «подъем» и вылезли из палатки, когда уже в других торопливо добивали сухпай – завтракали.
С утра броня БМП была, как инеем покрыта ледяным «потом» росы и отдавала в тело какой-то холодной дрожью в плечах и лопатках. Привычная, ставшая родной за эти месяцы машина вдруг показалось чужой, холодной, мертвой. И, торопливо отогнав это чувство, как-то даже виновато я забрасывал в дверцы десантного люка «спальники», подушки, сумки и рюкзаки. Но память смертного холода мертвой машины не уходила, жила в пальцах, в спине, под сердцем. Тревожно теснило грудь необъяснимой тоской.


На завтрак времени уже не было и, наскоро расковыряв банку тушенки, народ полез на броню.
«Бээмпэшка» на марше очень похожа на средневековый пиратский челн. Горбатятся рыжие в засохшей корке грязи ящики с боеприпасами «принайтованные» к башне и служащие дополнительной броней. За башней – сложный рельеф каких-то подушек, снятых автомобильных сидений, матрасов. Тут сидит десант. У каждого свое привычное место, своя излюбленная для многочасовой езды поза. Впереди, перед башней, место командира. Первый класс. Под спиной – удобный наклон башни. Под мышкой – ствол пушки. Ноги лежат на ребристом стальном листе, под которым укрыт движок.
Сходство с пиратским кораблем дополняют стремительные «корабельные» обводы БМП. Ее острый, как нос корабля, лобовой лист брони. Торчащие в разные стороны стволы оружия десанта, антенны, ящики, брезент. И над всем этим в небе трепещет привязанный к кончику антенны алый флаг – снятый по случаю с пионерского горна, найденного в одном из разбитых домов на окраине Грозного.
Рота уходит на сопровождение колонны с топливом и боеприпасами. Штук тридцать КамАЗов, ЗИЛов замерли цепью вдоль дороги. Собравшись кучками тут и там, курили водители. «Бээмпэшки», как сторожевые псы, сновали вдоль колонны, встраивались в нее, согласно замыслу высокого, мослатого подполковника – старшего колонны. «Пыхали» сизым соляровым дымом. Замирали в ожидании команды...

далее тут:

http://shurigin.livejournal.com/76573.html

...Но, возвращаясь поздно вечером из ущелья, я снова ощутил "дежавю", которое потом не оставляло меня несколько дней. И вдруг, в один из вечеров, в палатке, уже на грани сна я, вдруг, вспомнил! Вспомнил, где я уже видел это ущелье - в фильме "Свой среди чужих, чужой среди своих"! Вот только спросить тогда было не у кого. Интернет в России ещё не существовал, а идти с вопросами к местным "чичам" - так тогда между собой мы называли чеченцев - желания не было.

Потом я благополучно забыл это "дежавю", но всегда вспоминал, когда по телевизору показывали этот фильм. И, наконец, году эдак в 2001, когда "рунет" накопил "жирок" всческой информацией я, написав уже привычный запрос: "Где снимался фильм "Свой среди чужих, чужой среди своих" вдруг получил ссылку на интервью одного из сленов киногруппы, где чёрным по белому было написано - "...фильм снимался в Чечне, в Аргунском ущелье..."
Память меня не подвела!
Двадцать лет прошло... Ровно двадцать лет и пять месяцев!

победа

"Газпром" - мечты сбываются!





Оленевод застрелил менеджеров «Газпрома» за вторжение в его поместье


Трагедия произошла на родовом пастбище, куда руководство «Газпром переработки» приехало охотиться
На охоту в тундру приехали два работника «Газпром переработки» из Нового Уренгоя: начальник установки получения дизельного топлива Денис Свистунов и начальник ремонтно-механических мастерских Андрей Ходаков. Спустя какое-то время в 20 километрах от кустовой площадки № 2-03 в Пуровском районе были найдены их трупы с огнестрельными ранениями.

— Возбуждено уголовное дело по статье «Убийство двух лиц», — сообщил сотрудник СКР по ЯНАО Евгений Займидорога.

Следователям удалось установить и задержать мужчину, который признался в убийстве. Стрелком оказался местный оленевод Д. Пяк. Мужчина рассказал, что чужаки приехали охотиться на его родовое пастбище. Он попытался их прогнать, в результате чего возник конфликт и оленевод расстрелял мужчин.

Родовое угодье - земля в тундре, где семья оленеводов пасёт своих оленей. Ещё в советское время в целях сохранения малых народов им были выделены пастбища, бесплатно выдаются «бураны», топливо, рации и и. д.
воин

Прекрасное стихотворение Сергея Потимкова

http://voenhronika.ru/images6/saheroes-kopija.jpg


Стихотворение Сергея Потимкова посвящено деду харьковского журналиста Геннадия Ижицкого - Павлу Антоновичу Ижицкому, до конца жизни носившему в сердце немецкую пулю. Ранен он был во время боев у озера Балатон в 1945 г.



Балатон

Матросами служили мы в пехоте,
ведь морем крови плыли по земле.
Мы Балатона пулю на излете
носили в сердце до последних дней.
По одному нас оставалось в роте.
По одному на сотни матерей.

Мы поднимались первыми в атаку,
которая последней быть могла.
И мы стреляли только в лоб. И вякать
о нас никто не смел из-за угла.

Да, нас бросал вперед товарищ Сталин, .
как черный уголь в топку корабля.
Вот потому мы белыми не стали,
врагов встречая пролетарским «бля!»
Грести на запад мы не уставали,
хоть морем крови полнилась земля.

Тогда ведь не было другого варианта
у Родины. Выходит, и у нас.
А орденов победных бриллианты
отдайте тем, кто отдавал приказ…

Нас пули на излете доставали.
Проигранную внуками войну
мы не простим. И нам бы не прощали,
бля, Балатон, ненужный никому!
воин

СЕГОДНЯ ЮБИЛЕЙ НАСТОЯЩЕГО ГЕРОЯ....

166.53 КБ


Сегодня юбилей удивительного человека, настоящего русского самородка, человека бесконечно талантливого и бесконечно скромного. Анатолия Васильевича Сурцукова. Генерал-лейтенанта, легенды вертолётной авиации не только России, но и всего мира. Именно Сурцуков разработал в Афганистане и сделал массовыми такие уникальные приёмы полётов в горах, как "запрыгивание" на высоту превышающую потолок, с буквальным падением потом в пропасть до разгона нужной скорости и ухода на вираж. Зависания "зацепом" колеса, посадки в "кастрюли", "на столбы" и ещё очень многое.
Было и представление на Героя Советского Союза и орден Ленина вручённый ему между делом в курилке академии каким-то чинушей в погонах, который то ли спешил, то ли просто приревновал слушателя к высокой награде. А ещё Сурцуков прекрасно пишет. Он автор книг лётных рассказов "Эскадрилья наносит удар": http://www.skywar.ru/Surzukov.html
И баек "Небеса обетованные" ( в сети, к сожалени, не нашёл)
Пишет прекрасные стихи:
http://shurigin.livejournal.com/52474.html

И имеет наследственный семейный абсолютный музыкальный слух, поэтому долго не мог выбрать между консерваторие и авиацией. Когда Анатолий Васильевич поёт, начинаешь всерьёз жалеть, что музыка не стала его судьбой.
Сегодня Сурцукову шестьдесят. Он бодр, крепок, азартен. Он работает и полон планов.
Слава Герою!





А это записанный мной рассказ Анатолия Васильевича об одном очень тружном дне его жизни. О четырёх боевых вылетах на Руху. А всего в Афганистане Сурцуков выполнил 522 боевых вылета и провел в этом смертельно опасном небе 600 часов…


САМЫЙ ДЛИННЫЙ ДЕНЬ

 
     Самый тяжелый день? Был такой. Никогда его не забуду. 17 мая 1982 года. Это был первый день панджшерской операции. Было впервые принято решение всерьез штурмовать это ущелье. До этого лишь однажды в него зашла наша рота и в считанные часы была там почти полностью уничтожена.
     Со всеми отрогами Паджшер составлял почти пятисоткилометровый труднодоступный горный район, превращенный в огромную крепость. Десятки укрепрайонов и фортов, сотни складов и хранилищ, подземные базы, госпиталя, тоннели, фактически полная автономность делали Паджшер неприступным.
     Под ружьем душманов было более двух тысяч моджахедов, а ПВО насчитывало около 200 зенитных орудий и пулеметов.
     Для ущелья, где максимальное расстояние между стенками составляло один километр, а в большинстве не превышало и несколько сотен метров — такая плотность ПВО была исключительной, можно сказать, сплошной. Неудивительно, что моджахеды поклялись, что никогда нога русского солдата не ступит на эту землю.
     К весне 1982 года уверовавшие в свою неуязвимость душманы стали грозой северных провинций Афганистана. Их отряды действовали уже далеко от базовых районов, постоянно расширяя зону влияния. Тогда и было решено провести большую войсковую операцию по разгрому боевиков в их же логове.
     Для проведения этой операции на аэродром Баграм была стянута мощнейшая авиационная группировка. Более ста вертолетов Ми-8 МТ и Ми-24. Фактически, сюда перелетели все самые современные вертолеты ограниченного контингента. Кроме них, авиационную поддержку осуществляли полки Миг-21 и Су-17 — основных наших штурмовиков в то время. Collapse )
воин

КОСИ КОСА ПОКА РОСА или ВЫБИРАЕМ КОСИЛКИ И ТРИММЕРЫ



Итак, собираясь прикупить косилку, нужно учитывать несколько важных моментов.

А именно:

- В нашей средней полосе трава за неделю вырастает примерно на четыре пальца, соответственно, за две недели на все восемь, при сильных дождях набавляйте ещё по пальцу в неделю.

- Кроме этого, на влажных участках трава растёт не только вверх, но и стелется, превращаясь в плотный многослойный ковёр.

- К середине июля нежные заросли крапивы и лопуха превращаются в комбинированные инженерные заграждения, мало чем уступающие по своей прочности и способности останавливать «косаря» «спиралям Бруно».

Вывод: если вы имеете дело не посаженным газоном, а с обычной травой на более-менее ровных участках, то нужно учитывать, что две недели это критичное время для перерыва в стрижке травы. Через три недели вы будете иметь дело фактически с целиной, со всеми вытекающими. Collapse )

победа

ВО СЛЕД "APOCALYPTO"...

25,14 КБ


Посмотрел фильм.
Хочу поделиться впечатлениями. Сразу предупреждаю – кому хочется сохранить свежесть ощущений под кат лучше не лезть. Я довольно подробно разбираю сюжет.
Тем кто решит не лезть под кат лишь коротко резюмирую - фильм конечно стоит посмотреть. И о потерянном времени жалеть не придётся.
Ну, а для остальных прошу под кат…

Collapse )
победа

(no subject)

написано 21 октября 2004 года

ОКУРОЧЕК…

...Не зная почему, он поехал через весь город к её дому. Уже в полной темноте он подошёл к знакомому подъезду и поднял голову. Тут же горячая ртуть растеклась в груди.
...Она стояла на лоджии и курила. Он успел разглядеть её профиль, а потом темноту прожёг стремительный багровый метеор брошенной сигареты. И через мгновение она ушла в дом. Осталась только осень и ветер, деловито шуршавший опавшей берёзовой листвой.
Неожиданно, ему до невозможности захотелось коснуться её, ощутить её тепло, вспомнить её запах. И он осторожно пересёк освещённый проезд и, перешагнув через невысокий заборчик, оказался под лоджией. Долго искать не пришлось. Алый окурок тлел в темноте, и в голове вдруг промелькнула фраза из какой-то сказки о том, что алым светом во тьме горит цветок папоротника.
Он осторожно нагнулся и поднял его. Поднёс к самому носу, в надежде, что на фильтре остался сладко-пряный запах её помады, но окурок лишь остро пах табачной горечью. И тогда он жадно затянулся, не куря, а лишь впечатывая свои губы в бумагу, которую всего несколько мгновений назад касались её губы.
Поцелуй растянутый во времени и пространстве…
Табака оставалось лишь на пару затяжек. Она всегда очень мало оставляла другим.
Он невесело усмехнулся.

«Из седого колымского ада
Шли мы в зону в морозном дыму.
Я увидел окурочек с алой помадой
И рванулся из строя к нему…»