Category: еда

победа

Вот, что я вам скажу...

img040 (2)



...Меня одинаково часто упрекают в двух противоположных вещах.

Мои приятели и друзья «запутинцы» (чью искреннюю позицию я вполне понимаю и уважаю) пеняют мне, что я недостаточно «надёжен» в защите «государственных» интересов, и не являюсь убеждённым бойцом «команды» нашего руководителя, поэтому, несмотря на «ум и несомненную талантливость» (цитата! :-) ), никогда не буду занимать сколь-нибудь серьёзную должность т.к. в, идущей сегодня, беспощадной войне, не нужны сомнения и сантименты, а востребованы преданность и исполнительность.
Мои приятели (друзей, увы! – в этом лагере у меня нет) либералы упрекают меня в полном неуважении к базовым либеральным и гуманистическим ценностям, «убогом патриотизме» и конформизме с «преступной Властью», что делает меня, при моих «безусловных способностях» (цитата! :-) ) полностью потерянным для либерального будущего России и, следовательно, «хибакуся»…


Задумавшись над столь явным моим «неформатом» для основных режиссёров современности, я вынужден признаться самому себе, что обе этих точки зрения правильны.

Я действительно люблю свою страну, но никогда (даже во времена СССР!) не переносил эту любовь на преданность правящей династии (КПСС, Путину и т.д.) Я действительно убеждён, что в мире людей высшей ценностью является твоя земля, твоя почва, твоя вселенная и её интересы превыше интересов отдельной личности, её (личности) священных и не очень священных прав, и что страна имеет право брать с живущих в ней людей налог кровью. Но я также не готов слепо и без сомнений принимать волю людей, выражающихся сегодня от имени государства, как единственно верную и непогрешимую.

Я хочу до последнего своего дня сохранять ясность мысли и способность адекватно и критично оценивать окружающую меня действительность вне каких-либо внешних идеологических или политологических схем, а на основе лишь собственных убеждений и моих критериев чести и нравственности.

Я хочу прожить оставшееся отведённое мне время в ладу с собственным сердцем и совестью.

Я ценю собственную свободу в форме принадлежащего лично мне моего времени превыше всех других ценностей и не готов её обменять даже на перспективы «потом» полного материального благоденствия. Мне пятьдесят два и «потом» это уже не самый лучший период жизни человека.

Рука тянется присвоить себе красивый японский лейбл «ронина», но, критично размышляя об этом, я понимаю, что на роль «ронина» я не гожусь просто в силу того, что никогда не терял своего господина, за отсутствием оного! Наверное, правильнее всё же мне будет назвать себя по Лескову «очарованным странником», потому, что как и герой Лескова, я странствую по дорогам моей жизни и не перестаю удивляться величию и бесконечности мира в котором мне выпало родиться…
победа

Над вечным покоем...



Деревенское кладбище. Бедное, убогое, почти заброшенное. Трагичное, в своих скорбных датах и коротких сроках. И лежат здесь все почти как жили – соседи справа, соседи слева. Теперь навсегда вместе. И уже не важны сраженья при огородах, приязни и неприязни – всех примирила и укрыла смоленская кладбищенская глина. И лишь иногда перед глазами вдруг распахивается чья-то книга жизни. Пронзительно и ярко, словно ожог метеора по угольному безлунному небу.
…Могильная плита на кладбищенской свалке.
Два имени – одна судьба. Я не знал их и никогда о них не слышал. Но даты на плите, как окна в прошлое - открывают книгу судьбы и рассказывают их историю. Ровесники «железного века», века крови и огня. Видевшие, как встала на дыбы и рухнула Россия, обживавшие новый мир – «страну рабочих и крестьян». Что она дала им? Какую жизнь они прожили в ней? Они видели первые колхозы и коллективизацию, первую лампочку и первый репродуктор, аэроплан над деревней и первый трактор в поле.
Здесь они нашли друг друга. Однажды и на всю жизнь. Их дети, дети 20-х. Почти наверняка в сорок первом их забрала война, а родители на долгих два года оказались в полоне оккупации. Я не знаю, вернулись ли их сыновья с фронта, но род их война не оборвала. Остался кто-то, кто потом, через тридцать лет, поставил эту плиту…
...Они своими натруженными крестьянскими руками поднимали Смоленщину из послевоенной разрухи. Они знали голод и холод. Но жизнь постепенно наладилась, и дышать стало легче. Семидесятые были и сытные и добрые. Я помню дома в деревне моего детства. Двери без замков – на щепочках! А от кого запираться-то? Замок, это если куда-то надолго уезжать. Но куда от коровы уедешь? Кто кур будет кормить? Кто Тузика накормит? Кто картошку прополет?
А хорошо тогда жили! Телевизоры под ажурными салфетками, часы «ходики» на стене, сервиз с голубыми цветочками в буфете, хлеб под холстиной, сметана в крынке, масло в кастрюле с водой. Банки с молоком в холодном чулане, индийское кино в деревенском клубе. Хорошая была жизнь…
Вот только, сколько той жизни им оставалось-то…
…Они срослись в единое целое. Жили друг другом, и не могли друг без друга. Они и ушли вместе. Трагичные цифры их ухода. Почти день в день с разницей в пять месяцев, которые, наверное, показались ей без него вечностью…
…Теплый весенний ветер. Кладбище после пасхи ярко цветёт ещё не выгоревшими на солнце пластиковыми букетами. Клейкие листки тополей пронзительно пахнул ладаном.
Слепая, без лиц, с отбитым углом плита на свалке. Короткая - в шесть строк - книга их судьбы.
...Может быть, их внуки или правнуки поставили новую плиту, потому, что в семейной ограде прибавилось обитателей, забранных Летой, и в их судьбу вплелись даты уходов их близких и не очень близких родных. Кладбище последний клуб, где собирается родня…
А может быть, заброшенная старая могила давно утратила свою форму и, упавшую старую плиту просто стащили на свалку, чтобы не спотыкаться о неё, петляя в кладбищенском лабиринте? И теперь только Господь знает их имена и видит их, спящих вечным сном, под изумрудной молодой осокой.
…Сегодня я это уже точно не узнаю. Отданы поклоны бабушке и дядьке – спите спокойно, родные мои! Мне пора. Может быть, в другой раз я узнаю ответ. Я выхожу с погоста и шагаю к деревне, а за спиной оседающая сама в себя старая колокольня без купола долго провожает меня тёмными глазницами ярусов…
победа

Иди, Ара!



Армения для России это даже не чемодан без ручки, это чемодан, набитый кирпичами, без ручки. Геополитическое значение Армении для нас "ноль". Военная база здесь это наследство Грачёва, которого армянское руководство старательно охаживало и прикармливало. России тут защищать абсолютно нечего, никаких интересов наших здесь нет! Функция у этой базы только одна - армян охранять от азербайджанцев. Даже при гипотетическом конфликте РФ и Турции, развернуть здесь что-либо ещё не даст Грузия, через воздушное пространство которой идёт всё сообщение с Арменией. Ну, а всерьёз рассуждать о "европейском выборе" Армении просто смешно! Европейский это как? Через кого? Через Азербайджан, с которым у Армении вечный военный конфликт по Нагорному Карабаху (Ок! Армянскому!) и ЕЩЁ 20% территории Азербайджана, которые армянскими уж точно не были, но оккупированны? Или через Турцию, где ещё на стенках турок висят ятаганы, которыми сто лет назад рубили армян в Эрзуруме? Или через шиитский Иран? А! Забыл - через Грузию, которая сама стоит в очереди в Европу.
А теперь от эмоций к цифрам: доля Армении во внешнеторговом обороте России в 2016 году составила 0,2855% против 0,2390% в 2015 году. По доле в российском товарообороте в 2016 году Армения заняла 51 место (в 2015 году – 54 место). Итого на 1 335 540 701 долл. США. При этом весь импорт это 378 287 459 долл. США (2016г.) И что же нам поставляет Армения? 36% - алкоголь, 10% "ювелирка", 12% сухофрукты, орехи, консервы овощные. Вот уж "стратегическое" сырьё!
А вот без русских нефтепродуктов, металлов и хлеба Армения в течении полугода окажется на грани катастрофы. Как там говорил "Косой" в «Джентельменах удачи»: "А чё ты его держишь? Пусть идёт. Три за побег. Пять за детсад. Иди, иди, Вася!" Точнее – «Иди, Ара…»
Поэтому, лично мне глубоко пофиг все процессы, идущие сейчас в Армении. Это не наши проблемы. Ценности это «союзника» не хватило даже на признание Крыма российским, учитывая, что именно военное присутствие России здесь вообще обеспечивает существование Карабаха. Хватит им здравого ума не кусать руку их кормящую и защищающую – молодцы! Нет? Нах с пляжа! Ликвидируем базу за ненадобностью и отходим в сторону. Как говорится, любите медок, любите и холодок! И пусть вас Европа с Америкой дальше спасают и защищают…
победа

Боже, как давно это было...



Было два случая в моей жизни, когда я рыдал от бессилия. Первый в тринадцать лет. Конец июня. Деревня Прислон на берегу Волги. Лагерь Клуба юных моряков имени Свердлова (почему-то!). Мы готовим шлюпки - "шестёрки", перезимовавшие в хранилищах местного совхоза, к спуску на воду. В обмен на свежее молоко полсотни свободных от дел мальчишек трудолюбиво поливают свеклу на каком-то бесконечном поле. Работа нудная и совсем не моряцкая, но что делать - Рer aspera ad astra! Точнее - на воду! И вот, в один из дней мне выпадает дежурить на кухне. Готовит нам на огне в огромных кастрюлях маленькая сухенькая пожилая женщина - мама нашего "Командора" - руководителя - отставного кап три подводника Северного флота. "Командор" это было официальное к нему обращение...
После завтрака мне вручается закопчёный до угольно блеска котёл из под каши и второй из под чая и меня с ними отправляют на песчаную отмель у лагеря их отмывать. Никаких средств для отмыва нагара мне не вручено. Я растеряно иду к воде.
Не стану долго описывать все мои попытки с помощью пуков травы и песка очистить баки. Если отмыть их изнутри не составляло труда, то черная смоль на внешней стороне не поддавалась ничему. Махнув на всё рукой я тащу их к кухне, где получаю от нашей поварихи порядочную взбучку за неотмытый бак. Пристыженный, снова плетусь к воде. Ни трава, на прибрежная земля, ни щепки плавника эффекта не дают. Снова иду с баками обратно, преисполненный справедливого гнева за поручение, которое невозможно выполнить. И получаю такую взбучку, которую до этого в жизни не получал за лень, строптивость и маменькиного сыночка. Меня снова отправляют к реке, с угрозой на дорогу, что если через час баки не будут отмыты, то обед будет сорван, всё будет доложено Командору и я отправлюсь домой даже не начав поход...
Я помню, как я сидел на берегу и рыдал от бессилия. После всех моих усилий чернота бака кое-где лишь едва побледнела...
За этим занятием меня и застал кто-то из старших ребят, тех кто уже был в походе не первый и не второй раз. Мог бы пройти мимо, мало ли от чего может реветь мальчишка, да ещё "салага" первопоходник. Но он подошёл ко мне, выслушал мой прерываемый всхлипами рассказ. Потом усмехнулся и сказал:
- Хватит реветь! Смотри как надо!
С этими словами он, стянул кеды, засучил до колена штаны, и, взяв в руки бак зашёл в воду. Там он зачерпнул полный бак воды (для веса!), и, уперев его в дно, навалился на него руками, после чего начал быстро крутить им вправо-влево как рулём автомобиля о песчаное дно. На моих глазах бак начал медленно погружаться в песок всё глубже и глубже. Было видно, что моему учителю уже с трудом даётся каждый поворот. Наконец, когда бак ушёл в песчаной дно по самые ручки, он его с выворотил из дна, перевернул на бок, вылил воду и вынес на берег. И - о чудо!!! - бак был чист! Конечно, в царапинах и мелких вмятинах чернота лишь побледнела, но бак тускло отливал на солнце алюминием!
- Понял?
Я, счастливо всхлипув, кивнул:
- Ага!
На отмывку второго бака у меня ушло минут пятнадцать. И в "норматив", определённый мне матерью Командора, я уложился. Встретила она меня хмуро. Молча забрала баки. Обед состоялся вовремя...
...Потом, было много ещё чего в этом походе!
Для меня, домашнего мальчишки, наука жить в коллективе, давалась непросто. И первые пару недель я не вылезал из нарядов, став штатным "залётчиком" за пререкания с командирами (такими же как я, но уже ходившими в поход мальчишками) и прочие "баги" домашнего индивидуалиста.
Ночные вахты под "рындой", мытьё котлов (Ха! Теперь играючи!)
Потом был поход на веслах и под парусом от Москвы до Петрозаводска и обратно. Кровавые мозоли от тяжеленного и длиннющего (для 13 лет!) весла, когда ладони было просто невозможно сжать. И втянутость в греблю, когда на соревнованиях с местными шлюпками в Череповце я просто получал кайф от того, как мы, мальчишки, легко и стремительно разгоняли свой ял-6, это упругое ощущения натянутого лука, когда "лопата" весла упёрлась в толщу воды и ты, упершись ногами в дно шлюпки, отталкиваешься им от реки и бросаешь шлюпку вперёд. Секунда отдыха, когда весло, вынырнув из воды, несётся назад...



Чудесная команда:
- Реёк на ракс-бугель!
И похоронная:
- Весла разобрать!
Я до сих помню все эти "повороты через фордевинд", паруса "бабочкой", когда ты весело висишь над водой, навалившись грудью на вынесенное над водой весло, к которому принайтован кливер-галс кливера, и журчание воды в полной тишине, ибо, когда ты идешь, влекомый силой ветра, никаких других звуков нет...
Помню настоящий шторм на "Рыбинке" - Рыбинском водохранилище, где нам по-настоящему досталось.Вычерпывание воды специальным ковшом, трехчасовая гребля против ветра к тёмному пятну какого-то острова, ставшего нам защитой. Ночёвка на воде, среди затопленного леса. Тогда наши четыре шлюпки были потеряны из наблюдения и была целая операция по нашему поиску, стоившая нашим родителям седых волос...
...Сегодня, мне взрослому самому странно, как мы мальчишки, на четырёх шлюпках прошли до Петрозаводска и обратно. Без моторов, без раций, на энтузиазме и любви к флоту. А ведь смогли!
...Помню свою первую в жизни награду, когда после шторма, в Череповце, на построении за трусость и нетоварищеское поведение отчислили двух ребят. (Командор вообще был крут, и, как мне кажется, с педагогикой не очень-то в ладах) Тогда же, после коротко и жёсткого спича по отчисленным, он неожиданно вызвал из строя меня и я, растерянно вышел, не понимая за что.
- Вот, посмотрите на Шурыгина! - рявкнул он - Начал поход слюнтяем, маменькиным сынком, я думал недели не выдержит, а смотрите каким курсантом стал! Объявляю благодарность! Встать в строй!
Если бы мне тогда вложили в ладонь лампочку, она, наверняка бы засветилась и лопнула от счастливого напряжения!
Вторая награда ждала меня дома. Точнее в деревне, когда здороваясь со своим дядей "Михалычем", он задержал мою ладонь в своей деревенской, мозолистой, шершавой как наждак. Он молча перевернул к свету мою ладонь, посмотрел на неё и уважительно присвистнул:
- Ого!
На подушечках моих пальцев бугрились янтарные "камешки" мозолей. Дядя провёл по ним пальцами и улыбнулся:
- Ну, в народное хозяйство тебя теперь можно пускать...
Я был горд...

PS
А о второй историей бессильного рёва, как-нибудь потом...
победа

Тридцать медяков




Мне все прошедшие месяцы было чрезвычайно интересно, как же расплатятся "операторы" допингового скандала со своими "стукачами"? Какую "бочку варенья" и "корзину печенья" получат эти "плохиши"? И вот, наконец, награда нашла своих героев:
"Юлия и Виталий Степановы – супружеская пара, информировавшая WADA о фактах применения допинга во Всероссийской федерации легкой атлетики, – получили поддержку президента Международного олимпийского комитета (МОК) Томаса Баха, сообщает портал Insidethegames.biz.
По итогам встречи с главой МОКа бывший сотрудник Российского антидопингового агентства (RUSADA) Виталий Степанов получил должность консультанта комитета по антидопинговым вопросам и защите спортсменов. Бегунья на средние дистанции Юлия Степанова получила грант для продолжения тренировок..."

Мягко скажем - не густо!
Скорее даже - никак!
Должность консультанта при комитете - третьестепенная клерковая табуретка с более чем скромным окладом. Отстойник для неудачников. Ну а "град для продолжения тренировок" это вообще - плевок в лицо!
Стоило ли ломать свою судьбу, предавать своих товарищей, лгать, бежать из страны, чтобы в итоге получить "грант" для тренировок?
Это даже не тридцать сребреников, это тридцать медяков...
Но, знаете, меня это совершенно не удивило.
Это типичная логика Запада - зачем платить предателю, после того как "мавр сделал своё дело"? Это уже использованный человеческий материал, шлак! Ну и воздаётся ему соответствующе - пайка чтобы не сдох, и конура в самом "свободном мире" - пользуйся! И радоваться, пацаки, радоваться!
победа

"Оно" утонет!



Продукт сумрачного укрского гения!
Водомёты яйцами болтаются снаружи, клиренс как у "паркетника", башня размером с мусорный контейнер - до чего же можно изувечить нормальную в общем, но устаревшую советскую машину.</p>

Это не "Буцефал", это гуано Буцефала!

Я не жестокосердный человек и, наблюдая эволюции это укроского угрёбища на воде, я искренне переживал за экипаж, хоть он и упорото-укрский.
Мля! Даже в пустом варианте "оно" еле - еле возвышается над водой, не остойчиво и имеет явный дифферент на корму. А что с ним будет если внутрь засунуть тонну укрского морпеховского сала и парочку "бэка"? Да первая же волна "Блэк си" навечно упокоит эту брацкую могилу в морской пучине и даже до середины Днепра "оно" при полной загрузке едвали догребёт.
"Ще не вмерла України і слава, і воля...."</p>
победа

О цене чашки кофе в Москве и глистах гайдаровских...

Кофе


…Утром, сидя в зале ожидания омского аэропорта, читая новости, наткнулся на полемику некой "журналистки" Карины Орловой с "Эха Москвы", которая взъелась на блогера Илью Варламова, написавшего там же, на сайте "ЭМо", текст "За что я ненавижу Америку"

Текст - обычные жизненные наблюдения, не лишённые авторской предвзятости и не претендующие на какую-то высокую идеологию. Так, путевые записки...

Но юная Карина со всем жаром выпускницы "матки либерализма" - Высшей школы экономики (основатель Е.Гайдар) патетично размазала Варламова, отхлестав, посмевшего "наехать" на светоч демократии США коллегу фиалками по его бородатой физии.

Почему-то Карину особенно задел рассказ о том, какой бурдой является национальный американский кофе "американо", поэтому, намахавшись вдоволь букетиком фиалок: «…чем ничтожнее жизнь человека, тем выше его ненависть к Америке», «Америка великая страна!», «Воду (в России – прим. моё) отключают когда хотят!», дамочка патетично кончЕла: "...кофе (в России - прим. моё.) — божественный, но за божественность эту надо, правда, вдвое больше, чем в Америке платить..."

Я не экономист, но мне почему-то, тут же стало любопытно, сколько же чашка хорошего кофе стоит, к примеру, в Нью-Йорке и сколько в Москве? Подчеркну - именно ХОРОШЕГО кофе!

Оказалось, что за чашечку хорошего "эспрессо" в Нью-Йорке вам придётся выложить в среднем 2.5 доллара, что в переводе на рубли - 187 рублей, в Москве такая же чашечка вам обойдётся в 159 рублей ("Шоколадница", "Кофе-хаус") или 100 рублей в Starbucks.

В общем, "эспрессо" в Москве на момент написания мадамой текста стоил, в среднем, в 1.1 - 1.8 раз ДЕШЕВЛЕ чем в Нью-Йорке.

То, есть, да! Кофе в Москве стоит ПОЧТИ в два раза, но не дороже, а ДЕШЕВЛЕ чем в Нью-Йорке!

В общем, узнаю знакомый стиль и уровень ВШЭ – безграмотность, умноженная на апломб! И пафоса, пафоса по-больше!!!




победа

"Цукэрки Хуливэр" - день сделан!

(без названия)

Смотрю утром по ю-тубу Шария. К нему в нагрузку юкрейнский интернет клеет рекламу. Обожаю украинскую рекламу! "...колы ваша шкира погана..." (если у вас проблемы с кожей)... И тут гвоздями в мозг: "Цукерки Хуливэр..." Чуть утренним кофеем в постели не облился. День сделан! Ай лав ю, Юкрэйна!

Зы
Кто не понял - речь идет о конфетах "Гулливер"...

воин

Луч поноса "Кофемании"!



..."Кофемания" с "латте" за 470 рублей, хумосом за 500, и убогим щавелевым супчиком за 450 в интерьере средней руки "Макдоналдса" это просто уГРебище!!! Советую обходить ее стороной, не заглядывая. Редкостное сочетание заоблачных цен и гуано...

P.S.
Себестоимость кружки "латте" в Москве от 30 до 50 рублей - и это со всеми расходами, включая аренду!