shurigin

Categories:

ХОТЯТ ЛИ РУССКИЕ ВОЙНЫ?

Кто стоит за обострением ситуации на Донбассе

Весь март прошёл под знаком обострения вооружённого противостояния на Востоке Украины. С обеих сторон идёт непрерывный поток информационных сообщений о сосредоточении войск и боевой техники, политики обмениваются взаимными обвинениями в том, что противоположная сторона нарушает «минские соглашения» и ведёт дело к очередному крупномасштабному конфликту. Разведка ЛНР – ДНР сообщила о том, что к Донбассу стянуто всё основное боевое ядро ВСУ – больше 16 бригад Сухопутных войск, аэромобильные части, силы «спецназа», «нацгвардии», а так же части ПВО.

Украинское ГУР в ответ обвиняет Россию в том, что она вывела из мест постоянной дислокации и развернула вдоль границы с Донбассом армейскую группировку численностью до 20 тысяч военнослужащих, а так же ведёт переброску в корпуса ЛНР и ДНР новейшей техники и вооружения.

При этом, несмотря на заявления сторон, и нагнетание ситуации в СМИ, обстановка в полосе соприкосновения, хотя и явно накаляется, но ещё не достигла даже уровня июля 2019 года, когда было объявлено бессрочное перемирие. Наблюдатели ОБСЕ фиксируют рост нарушений режима прекращения огня, но пока это только в основном перестрелки из стрелкового оружия. То есть явных свидетельств подготовки к крупномасштабной войне не наблюдается, или же они хорошо скрыты. В этих условиях крайне трудно определить, кто же стоит за нынешним обострением? И какая из сторон сегодня заинтересована в эскалации конфликта? Чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимо проанализировать сложившуюся ситуацию в зоне конфликта, а так же позиции сторон на геополитической шахматной доске.

Вашингтонский гамбит

Необходимо признать, что гражданская война на Украине, развязанная в 2014 году, стала блестящим американским гамбитом в геополитической шахматной партии за приз под названием Европа, а «печеньки» русофобки Нулан жертвенным подношением, приготовленному на заклание киевскому коню. Поддержав переворот, и, спровоцировав войну на Донбассе, американцы смогли добиться сразу нескольких целей:

Они паровым молотом ударили по процессу сближения России и ЕЭС, который к началу 2014 года вышел на такой уровень «стяжки» этих двух величин, что всерьёз начал обсуждаться вопрос безвизового посещения россиянами ЕЭС и наоборот. Внешнеторговый оборот непрерывно рос, и Россия стала важнейшим рынком Европы, заняв во внешней торговле ЕЭС четвёртое место. Это сближение, грозившее США переформированием Европы в единое геополитическое пространство от «Гибралтара до Владивостока», было полностью остановлено событиями на Украине, и сегодня, спустя семь лет после тех событий, впору уже говорить о новой «холодной войне» между ЕЭС и Россией.

Переворот на Украине, и, последовавшая за ней гражданская война, окончательно раскололи Европу на «староевропейцев» - Германию, Францию, Италию, Испанию и другие страны, не входившие ранее в советский блок, и «младоевропейцев» - Польшу, страны Балтии, Болгарию и другие страны, входившие в советский блок. При этом, Польша, в рамках ЕЭС, очевидно, сколачивает свой собственной блок – антироссийский «восточный вал» объединяя под собой страны Балтии, затягивая туда Молдову и Болгарию. Строительство этого «вала» полностью совпадает со столетним планом «Польши от можа до можа» польского диктатора Пилсудского, мечтавшего о возвращении Польши в разряд мировых держав. И в этом новом качестве Польша всё более откровенно противостоит главному архитектору ЕЭС Германии, став, по сути, вассалом США. Германия, «обнулившая» семьдесят лет назад этот план, теперь лишь бессильно наблюдает за этим усилением Польши.

Этот внутренний раскол Европы, польская фронда, резкое ухудшение отношений с Россией, серьёзно ослабили самого мощного европейского политического игрока – Германию, которая, не будь украинского кризиса, к сегодняшнему дню могла достичь такого уровня мирового влияния и экономической мощи, что вполне могла бы попытаться выйти из под англо-саксонского протектората и окончательно стать независимым мировым лидером.

И, наконец, украинский переворот окончательно деструктурировал саму Украину, которая до этого, благодаря тесным экономическим связям с Россией, ещё сохраняла шансы остаться современным промышленным и технологическим государством, но, после переворота, за семь лет окончательно деградировала в технологически отсталую, аграрную, балансирующую на грани экономического коллапса страну теперь на десятилетия обречённую быть сателлитом США. Парадоксальным образом Украина исторически отброшена в начало 17 века, во времена, когда влачила жалкое существование под польским гнётом и проливала кровь за интересы польских магнатов. Только тогда казачьи полки гнали на Московию польские князья, а теперь администрация американского президента.

Попробуем ответить на вопрос, насколько новая война на Донбассе нужна самой Украине? Уверен, никто в украинском руководстве всерьёз не думает, что нынешняя украинская армия сможет быстро и бескровно разгромить военную инфраструктуру ЛНР, ДНР. Даже без вмешательства в войну России, это будет очень тяжёлая и кровавая война, в которой погибнут тысячи украинцев с обеих сторон. При этом, захваченный Донбасс не станет призовым кабанчиком для победителя. Потребуется его жёсткая зачистка от «нелояльных» украинцев, особый полицейский режим управления, перезапуск экономики, на который у нищей Украины просто нет денег. Фактически, единственным призом, который получит Украины, захватив Донбасс, это будет пропагандистский леденец «перемоги» - восстановления территориальной целостности и военной победы над главным врагом – Россией. Но именно тут и кроется главная «зрада». В Киеве отлично понимают, что Россия не бросит Донбасс один на один с армией карателей, начавшей активные боевые действия. Как минимум, в Донецк эшелонами и колоннами пойдёт военная помощь, будут переброшены отряды добровольцев, грозя затянуть боевые действия до бесконечности. Но, скорее всего, Россия уже не ограничится «гибридной войной», а начнёт масштабную операцию по принуждению Украины к миру. И тогда Украина просто окажется на грани прекращения существования, как единое государство, а, существующий киевский режим будет просто дезинтегрирован и заменён на лояльный России. От такого исхода есть лишь одна защита – жёсткое дипломатическое давление на Россию, фактически ультиматум, а если не поможет - прямое участие американцев и войск НАТО в войне против России. Но, насколько американцы, немцы или британцы будут готовы проливать свою кровь за Украину, вопрос не праздный.

И тут мы переходим к целям, которые в ходе нынешнего обострения ситуации на Донбассе преследует Вашингтон.

Цинизм, с которым американцы провели в Киеве в январе-феврале 2014 года переворот, показывает насколько, в сущности, им безразлична судьба Украины. Для них эта далёкая территория не представляет никакого интереса кроме одного – фигуры на геополитической шахматной доске в партии против России. А фигурами, в шахматах, как известно, жертвуют.

Чего сегодня хотят американцы?

Во-первых, окончательно ликвидировать угрозу сближения России и Европы и создания ими нового паневропейского проекта с перспективой «подключения» к этому единому экономическому пространству Китая. Объединённая Евразия это самый страшный сон США.

Во-вторых, возвращения контроля над Европой. А для этого необходимо появление общего врага такого масштаба, который бы позволил задействовать все механизмы европейской мобилизации под американским протекторатом. И на роль такого врага уже давно выбрана Россия.

В-третьих, нейтрализовать Россию, активно стремящуюся вернуть себе лидирующее место в мировом геополитическом пространстве.

В-четвёртых, «пришпорить» свою экономику и промышленность мобилизацией на нейтрализацию русской угрозы, вытаскивая в неё ресурсы европейцев, принуждаемых разворачивать свои армии и идти в американскую оружейную лавку.

Есть ли где-то в этих планах Украина?

Нет! 

Как и в 2014 году Украина лишь фигура в гамбите, который разыгрывают США. И ради достижения своих целей Вашингтон с лёгкостью пожертвует и территориальной целостностью Украины и жизнями тысяч украинцев.

Станет ли Америка посылать своих солдат воевать на Украину? Сегодняшняя американское военное присутствие на Европейском ТВД весьма ограничено –  фактически, это одна 173 бригада в Италии, и несколько «лёгких» бригад из состава аэромобильных и десантных дивизий, которые ещё нужно будет перебросить в Европу. Причём, не на территорию «нэзалэжной», где просто нет соответствующей инфраструктуры, а скорее всего в Германию, откуда их ещё надо будет перебросить на восток Украины.   Даже с учётом «европейских» батальонов стран НАТО – Германии, Польши, Великобритании эта группировка едва ли сможет вступить в бой раньше чем через две недели после начала конфликта и уж точно не сможет нанести военное поражение российской армии. Сможет ли украинская армия продержаться так долго – вопрос полемичный. Большинство экспертов считают, что так долго сопротивляться ВСУ не смогут. Поэтому надежды киевского руководства на то, что в украинских окопах плечом к плечу будут сражаться украинские, американские и немецкие солдаты очень призрачны. В какой-то мере военную помощь может оказать Польша, но её армия не имеет соответствующей тыловой структуры, способной поддерживать боеспособность группировки на таком удалении от своих баз. 

Фактически, Украина в 21 веке стала тем, чем в начале 20 века были Балканы – бомбой и детонатором нового мирового конфликта, пока ещё «холодного», но в любой момент способного стать «горячим», с той только разницей, что вместо Германии на роль врага назначена Россия…

Хотят ли русские войны?

Это, пожалуй, сегодня ключевой вопрос, от которого зависит будущее не только Украины и России, но и, фактически, будущее всей Европы. Очевидно, что в Вашингтоне давно просчитали все возможные реакции России на нынешнее обострение ситуации и подготовились к ним. Очевидно, что среди этих вариантов есть как те, которые США считали бы для себя идеальными или приемлемыми, так и те, из которых придётся выходить, минимизируя свои потери. И многолетнее балансирование на грани войны явный знак того, что Вашингтон трезво оценивает риски.

Так нужна ли России сегодня полномасштабная война с Украиной?

В военном отношении иллюзии, что Украина, даже с помощью масштабной военно-технической помощи НАТО, сможет вести продолжительные боевые действия нет. Потенциал ВСУ и ВС РФ не сравним. И, если на узком фронте Донбасса украинские генералы ещё могут создать такую плотность обороны, пробивать которую российской армии придётся с чувствительными потерями, то любой вынос такой войны за границы Донбасса сразу превращает украинскую армию в стаю мечущихся перед, надвигающейся с разных сторон облавой, волков.

Вести современную маневренную войну против технически превосходящего их противника ВСУ в одиночку не смогут. Поэтому вопрос итогов такой войны это вопрос чисто технический – где остановится Россия? Ограничится ли она прорубанием коридора на Приднестровье и взятием под контроль всех южных областей Украины с созданием на их территории «альтернативной» Украины, или же решит идти до конца и полностью «зачистить» существующую в Киеве власть?

И тут на первый план выходит вопрос последствий и рисков.

В Кремле, очевидно, осознают, допущенную в 2014 году, стратегическую ошибку «умеренности и локальности» своего вмешательства в события на Украине, когда, сначала, у Москвы прямо из под носа американцы увели киевского коня, и она сама признала легитимность этого увода. А за тем, после начала гражданской войны  на востоке Украины, очередной «умеренностью» своего вмешательства спасла, пришедший к власти в Киеве, режим от разгрома и полной зачистки.

Ни в Киеве, ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе этой «умеренности» и «взвешенности» России не оценили. И за следующие семь лет она по полной получила «ответку» в виде санкций, ограничений и самой масштабной со времён «холодной войны» диффамационной компании.

Очевидно, что этот урок усвоен и, если Москва решится на прямое вмешательство в военный конфликт, то теперь, понимая всё будущие последствия, постарается извлечь из ситуации все возможные прибыли.

В Кремле отлично понимают, что США в случае военного конфликта России и Украины, воспользуются поводом, чтобы нанести России максимальный урон - объявить ей полную экономическую и политическую блокаду, как это было с Ираком после того, как сами же США, фактически, спровоцировали его на аннексию Кувейта, потребовать «заморозки» её международного статуса, как члена Совета безопасности ООН. Официально такая процедура не предусмотрена, но через Генеральную ассамблею ООН такое решение может быть проведено, и дальше вопрос лишь чисто «технический» - кто из стран поддержит статус этого решения, и насколько будет взят американцами под контроль аппарат ООН. Такая «изоляция» России, вытеснение её с мирового политического Олимпа и организация последующего «крестового похода» против неё под своим командованием, весьма впечатляющая геополитическая цель, которая стоит того, чтобы пожертвовать украинским конём.

Такой вариант развития событий, безусловно, не устроит Россию. 

И она приложит все силы, чтобы избежать этой ловушки.

Для этого Москва будет до последнего дистанцироваться от любого своего прямого военного вмешательства в конфликт на Донбассе и задействовать все официальные и кулуарные дипломатические возможности для доказательства своей приверженности мирному плану, выработанному в «нормандском формате».

Единственный повод, который приемлем для России, как повод для военного вмешательства, это, как в 2008 году в Грузии, прямая и явная агрессия Украины против Донбасса с нарушением ею базовых положений минских соглашений. Только после этого у Москвы будут развязаны руки.

При этом, руководство России отлично понимает, что сам по себе военный разгром Украины это только первый шаг. Но вслед за ним в полный рост встаёт целый частокол проблем – зачистка территорий от нацистского бандеровского подполья, формирование новой вертикали власти, перезапуск экономики, восстановление социальной инфраструктуры. России потребовалось семь лет, чтобы «выстроить» всё это на территориях Крыма и Донбасса с населением около 6 миллионов. Даже при «умеренном» варианте миротворческой операции под протекторатом Москвы окажется регион с населением около 10 миллионов человек. И это будет далеко не столь лояльное население, как это было в Крыму и на Донбассе…

Поэтому, ответ на заданный выше вопрос: «Хотят ли русские войны?» можно сформулировать так – Москва точно не станет стороной, начавшей боевые действия, и использует всё своё влияние на донецкие республики, чтобы не дать повода Украине и стоящими за ними США обвинить Донбасс в агрессии. Но, в случае возникновения такого конфликта, будет решать ситуацию радикально.

Поэтому, ключевой момент будущей войны это вопрос, кто кого спровоцирует на начало боевых действий и кто, в итоге, станет «агрессором». Напомню, именно это стало определяющим и фатальным для Грузии фактором в 2008 году, когда она настолько демонстративно вторглась в Южную Осетию, что, даже полностью лояльные ей, страны Запада и США были вынуждены ограничиться дежурными призывами к миру, и сосредоточить усилия на убеждении Москвы не идти своими полками до Тбилиси, ограничившись более локальными целями.

Понимает это и Украина.

Всё это сильно сужает поводы для начала крупномасштабного конфликта до игры в кошки-мышки, где Украина и донецкие республики пытаются поймать друг друга на грубом нарушении минских соглашений, как поводе для войны. При отсутствии у сторон мотивации для крупномасштабного конфликта нынешнее вялое противостояние может сохраняться неограниченно долго.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →