Category:

А потом была война

А теперь то, что осталось за последней точкой очерка "Чечня. Война.  Спецназ". Правда, узнал я про этот "приквел", наверное через год, после  всех событий от героя этой истории...  

-----------------------------   

"27 ноября 1994 года мой родной сорок пятый отдельный полк специального  назначения разведки ВДВ получил приказ перебазироваться в Моздок.   По этому поводу была быстро сформирована передовая команда, которая  должна была 30 ноября е прибыть в Моздок и подготовить всё для  развёртывания полка.  Старшим этой команды был назначен замкомбата  901-го батальона майор Алексей Черушев. 

Человек, можно сказать,  легендарный. Прошедший путь в 901-ом (тогда еще ДШБ) от рядового да  замкомбата.   Как водится на Кубинке устроили проводы. Провожали Лёху до 5 утра, а в 7 ему уже надо было быть на аэродроме.    Где-то около 3 часов ночи Лёха, обведя расплывающиеся  и на глазах теряющие человеческие черты лица товарищей жалобно сказал:  -   Мне бы собраться ещё! Мешок…ик! - сложить!...   Понятное дело, что последняя просьба друга, не могла оставить  равнодушным собравшихся и потерявшие человеческий облик «товарищи»  успокоили, убывающего на войну офИцера, обещанием что мешок его утром  будет ждать в полностью собранном виде.  Что было дальше пусть рассказывает Лёха сам. Я лишь выступлю его «цитатором»   -   Как летели - не помню, но как выходил из «скотовоза» помню хорошо.  Подхватил свой мешок, кинул на плёчо и чуть не рухнул на спину . Ну,  думаю, что-то ослабел совсем в полёте или ещё не протрезвел…  Для ночёвки нам временно отвели угол спортзала, где собрали все тогдашние российские «спецназы».   Пока мы шли, почему-то оторвались лямки спальника и пришлось забросить  его на плечо, а каркас рюкзака непонятно отчего выгнулся в обратную  сторону и начал упираться углом в поясницу. Я ухандокался так, что пот  лил градом. Бойцы впереди бодро пылят, а я сзади еле тянусь. Не могу  понять что со мной. Заболел что ли…  Наконец пришли в казарму.    …Надо сказать, что в этот зал тогда стащили все имеющиеся на тот момент  «спецназы». «Вымпел», «Альфу», «Вегу», какая-то коржаковская команда. И  так получилось, что мы прилетели последними. У каждого был свой угол в  зале. И естессно все друг перед другом слегка понтуются и ревниво  наблюдают,  у кого что есть.  «Вымпел» какие-то чумовые китайские «спальники» раскручивает.    «Вега» «тушняк» на каких-то навороченных мини-горелках греет. У  «альфонсов» неврубенные радиостанции на зарядке стоят. В общем –  выставка достижений народного хозяйства. В основном, иностранного. И тут  вваливаемся мы.  Понятное дело - все морды в нашу сторону. Все же  наслышаны о том, что ГДЕ-ТО ТАМ есть целый суппер-пупер спецназ ВДВ.  Всем интересно, а чем мы народ удивим?  Когда я, обливаясь потом, грохнул свой рюкзак на пол, что-то там грохнуло так, что народ кругом напряжённо вывернул шеи.   Развязываю спальник, и из него под ноги со звоном вываливается и  раскатывается по полу штук десять пустых бутылок. Немой вопрос в глазах  соседей я гордо проигнорировал, собирая  в кучу раскатившуюся тару.  Пусть думают, что я культурный человек и мусор по дороге не разбрасываю.  Из горлышка одной бутылки торчала свёрнутый трубкой листок:  «Если на бутылку не хватит, то сдашь эту тару!», внизу кривая подпись «Друзья».  Гады!!!  Я начал развязывать рюкзак, не ожидая уже ничего хорошего.   …Сверху лежала маска противогаза. На лбу у неё была надпись красным  фломастером – «Не забудь меня, милый!», оба  «очка» были заклеены  розовыми промокашками, на которых были старательно выведены женские  глаза…  Потом я извлёк на свет божий громадный танковый трак. К нему  была верёвкой привязана картонка с надписью всё тем же красным  фломастером «Для занятий физической культурой»  За спиной раздались смешки…   Следующим из рюкзака я выволок громадный узел из старой простыни, в  котором прощупывалось что-то круглое как бочонок. Проклиная всё на  свете, я начал его разматывать и на свет божий появился огромный – с  полведра цветочный горшок. В нём торчала картонка, на которой  «кровавила» надпись; «Родная земля! (Что бы не забыл) Храни у сердца!».

…Соседи начали откровенно ржать.

То, что лежало под ним, я выковыривал двумя руками, в последний момент  ЭТО, завёрнутое в газету просто разорвало бумагу, и под ноги мне  грохнулся угол какой-то стены – три кирпича намертво спаянных раствором.  Надпись нитрокраской на них гласила «Закладной камень полка»…  …Про памперсы, женские прокладки, и колготки «Дольчики» я уже не упоминаю.    Когда наконец я добрался до сиротливо лежащих на дне умывальных  принадлежностей и полотенца у меня было полное впечатление, что я  выступил с шефским концертом перед пионерами. Ржали все...

…А потом была война.

----------------------------

На этом уникальном видео мой родной 901 батальон. Все молоды, все ещё живы. Его я нашёл в ЖЖ Олега Коршунова  (https://owkorr79.livejournal.com/58565.html)и там же расписанный хронометраж: «Герой» истории Лёха Черушев две секунды на 1.49 - 1.51 по таймеру.  Далее комментарии сержанта 45 отдельного разведывательного полка специального назначения  ВДВ Валерия К., гранатомётчика 4 разведывательной группы 1  разведывательной роты 901 отдельного батальона СпН.:

"Погрузка перед отлетом в Чечню на центральном плацу батальона.

01:00. Комбат Никульников и спиной стоит командир 3-й роты Черданцев.

01:46. Старший лейтенант Коноплянников, командир первой разведгруппы. 5  января 95-го, в больнице, получит пулю в голову, его спасет "Сфера":  пуля пробьет сталь, кевлар, подкладку, все слои, и пробив кожу,  воткнется в череп, но все последствия - здоровенная шишка.

01:53. Высокий офицер - майор Черушев, по-моему он потом комбатом станет после Никульникова.

14:21. Коробки с подарками от банка "Менатеп". Черные круглые шапочки у  нас называли "менатеповки". По иронии судьбы перед самым штурмом  Грозного нам прислали подарки от "Менатепа" - такие картонные коробки,  их привезли числа 30-го. Коробки были "офицерские" и "солдатские". Во  всех были письменные принадлежности: тетради, авторучки, и еще свитера и  вот такие шапочки. В "офицерских" коробках еще находились бутылка  шампанского и банка импортного пива. Тот, кто составлял эти наборы,  очень хорошо разбирался в том, что нужно солдату. Спустя много лет я,  честно говоря, обалдеваю, зная надменность нынешних олигархов: послать  подарок солдату и еще проконсультироваться со знающим специалистом, что  именно солдату необходимо. Это надо было снизойти... Дело в том, что  долбанная солдатская каска на меховую армейскую ушанку налезает только  на макушку, и весь смысл в каске пропадает, а здесь прислали шапочки -  консультант ясно понимал ситуацию.

Так мы и бегали в этих  шапочках. Вообще оказалось, что вся форма и снаряжение очень плохо  подходят для активных боевых действий. По приезду в ППД в Кубинку у нас в  приказном порядке эти шапочки забрали на склад.

Через несколько  лет в питерском метро увидел человека в такой шапочке. Я долго стоял и  смотрел на него, пытаясь понять, был ли он в Грозном...

15:41.  Справа в кадре - лейтенант Андрей Гриднев, будущий Герой России. Я  помню, как Гриднев только пришел в часть из училища молодым лейтенантом,  21 или 22 года ему всего было, его определили к нам в роту заместителем  Коноплянникова, он сразу был очень замотивирован на службу. Гриднев с  первых дней серьезно занимался подготовкой и воспитанием ребят из  группы, они регулярно бегали с ним бегали дополнительные кроссы, и  каждый вечер он приходил и заставлял их обливаться ледяной водой  (вообще-то, горячей воды в роте у нас тогда не было). Это называлось у  них "баня Карбышева". Он производил впечатление очень жесткого человека.  Но я помню, когда приехала его жена в часть, когда он уже устроился в  офицерском общежитии, и мы помогали ему мебель и вещи заносить, он  втихаря от жены взял ящик с банками с малиновым вареньем, и в темноте за  углом общежития сунул нам, сказав: "Вот, ребятки, поешьте варенья!" Я  помню, очень тронут был. После ранения Коноплянникова 5 января, Гриднев  возьмет командование разведгруппой на себя и будет ей успешно  руководить. Ребята из группы вспоминали, что он в бою был очень  заводной, они смеялись, говоря: "Бой ведет лейтенант Гриднев и десять  его оруженосцев", потому что он постоянно бегал от одного бойца к  другому, стреляя то из гранатомета, то из пулемета, то у снайпера  винтовку отнимет, ребята ржали, что если ему начать снаряды подавать, он  снаряды и без пушки будет кидать по позициям боевиков. И когда я узнал,  что ему дали звезду Героя, то не удивился совсем.

15:53.  Командир роты Николахин и слева в зимней шапке и камуфлированной форме -  замкомроты и командир сводной группы снайперов (входили бойцы,  вооруженные СВД и ВСС) Константин Михайлович Голубев, который погибнет 8  января 1995 года. Они были друзьями, и Николахин очень сильно переживал  его смерть.

16:11. Машет рукой наш замполит Банников.

16:15. Большой усатый мужик - главный подрывник батальона, не помню, как  зовут. Когда проходили занятия по подрывной подготовке, говорил:  "Взрывчатку можно сделать из прошлогодних листьев, кто останется на  контракт, расскажу как". За ним здоровый парень - наш пулеметчик Юра  Санников, из Сибири, очень добрый парень, один из двух в роте с высшим  образованием.

Камера сдвигается вправо, и мы опять видим Гриднева  и лейтенанта Гонту, жесткого мужика, во вторую командировку он будет  командиром сводной разведгруппы, в которой буду и я, засаду на высоте  970 в районе Сержень-Юрта мы уничтожим под его руководством. Потом у  меня с ним сложатся хорошие отношения. В Грозном он был командиром  второй разведгруппы. У самого края кадра справа - Дима Т., сержант из  нашей разведгруппы, после штурма Грозного перевелся в РМО. Сейчас в  Европе шеф-поваром в одной из гостиниц.

17:20. Построение  офицеров нашей 1 роты. Самый высокий в строю - Глуховский! Владимир  Глуховский в свои 27 лет на тот момент был уже очень опытным офицером,  командовавшим в Приднестровье разведгруппой в отдельной 818 роте  спецназа, подчинявшейся непосредственно командарму 14 армии Лебедю,  выполнявшей сложные боевые задания, и после вывода из Приднестровья  расформированной. Глуховского отправили к нам в полк, и так получилось,  что он - капитан, бывший командиром группы, уже имевший ранение, попал в  подчинение к младшему по званию старшему лейтенанту Николахину.  Глуховский был человеком с характером, очень энергичным и к войне  относился как к спорту. Я ни разу не видел его испуганным или уставшим,  хотя спал он иногда меньше нашего.

За Глуховским крайний в строю  его зам. Вадим Пастух. Во вторую командировку летом 1995-го Пастух будет  командиром группы по обеспечению отряда беспилотников. А командиром  этого подразделения станет Сергей Макаров, второй в строю. В случае  сбития боевиками беспилотника группа Пастуха должна была обеспечить его  поиск и возврат«

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded