Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Categories:

Доренко...



Моё первое знакомство с Доренко было просто феноменальным. Не будучи ни минуты с ним знакомым я в 2005 году попал на страницы его единственного романа - антиутопии "2008":

"...А у музея Ленина собирались люди. Когда набралось человек с тысячу, о стихийном сборе сообщило радио. И тогда еще и еще стали подходить отовсюду. У некоторых — транзисторы. Вокруг них — кучки слушающих новости. Когда приехал Лимонов на старинном кадиллаке, было уже в странном сообществе у музея около пяти тысяч фигур. У Лимонова мегафон был. Он не стал тратить время на пламенные речи. Он заорал сиплым ломающимся голосом: «Национал-большевики — ко мне! Авангард Красной Молодежи — ко мне! Есть дело!» Дело выявилось и определилось очень скоро. Часть молодых людей в черном отправились к машинам. Поехали они в Бутырку, в тюрьмы на Пресне и в Печатниках освобождать своих сидящих товарищей. Другие же большой растянутой группой пошли к Спасской башне. Решили брать Кремль. Да и чего его не брать, когда он сдан уже. Группа же бледных юношей — студентов-очкариков — под водительством журналиста-воителя Влада Шурыгина побрели брать ФСБ, чтобы не позволить контрреволюции остановить захват власти.
В это же самое время в атаку на ФСБ отправилась в полном почти составе фракция Жириновского в Государственной думе. Они хотели срочно захватить имеющие к ним отношение личные дела агентуры.
Не получилось ничего ни у бойцов Влада Шурыгина, ни у жириновцев. Сотрудники ФСБ подожгли оба своих здания. Здания загорелись примерно одновременно, и до сих пор ходят слухи, что на пожарище нашли потом во множестве пустые канистры. Группы штурмовиков не очень расстроились, увидев бойко разгоравшийся пожар. Шурыгин вступил в спор за автомат с одним из стоявших на Лубянской площади военнослужащих. Спор быстро выиграл, сказав проникновенно: «Отдай оружие, сынок, не обижай меня, старика». Автомат теперь висел у него на плече и выглядел обязывающе. Человек без автомата может ваньку валять сколько угодно. Но не таков человек с автоматом. Побудительные силы оружия подтолкнули захватить уж хоть магазин «Детский мир» для правильного обзора местности. Он забрался на «Детский мир» — на крышу. Увидел красоту московскую и пожар — превосходный, волнующий и такой революционный пожар. И выпустил весь рожок из автомата очередями по горящим зданиям ФСБ. Лицо у него сделалось абсолютно демоническим. Он простирал руки к пожару и хохотал. Студентов своих сильно напугал бесстыдством страсти революционной.
Если бы в момент прихода Святого Владимира Крестителя к статуе Перуна Перун бы ожил и засадил бы автоматную очередь в живот князю Владимиру, представляете, какое бы у него было лицо при этом? У Перуна, я имею в виду? Он вмолотил бы целый рожок в святого, потом, разогнавшись, бил бы его ногами уже неживого и в конце столкнул бы в Днепр со словами: «Сдохни, гнида». И хохотал бы потом раскатисто — простирая руки. И улыбался бы потом сладостно и каннибальски чувственно, отстояв правду и старину русскую — с усатым лицом Шурыгина.
Перун-Шурыгин парил над пространством там, на крыше «Детского мира». Он не хотел уходить, красиво горело. Но надо было. Подумал — взять здание правительства, чтобы оттуда не нанесла удара контра. И начинать руководить страной — связываться с регионами. Ставить своих комиссаров кругом, создавать сетевые штабы — действовать на опережение, генерировать будущее. Революция — вопрос господства над временем больше, нежели над пространством. Надо было захватывать время, пространство потом приберем еще. Вернемся еще. Он, Перун, проиграл уже однажды инициативу князю Владимиру, теперь ученый стал — своего не упустит. Власть, кстати, почему проигрывает всегда революционерам? Потому что борется за удержание пространства и забывает про время..."

Я был чрезвычайно удивлён такой, мягко скажем, реинкарнации. И тем более исполненной Доренко, который до того момента был для меня скорее идеологическим противником, из "обоймы" "демократов" 90-х. Талантливым противником...



...Спустя три года, как раз в 2008-ом мы оказались в одной компании и, наконец, познакомились лично. Я даже помню этот момент. Я подхожу к нему со стаканом в руке и говорю:
- Привет, Сергей! Я Влад Шурыгин.
Он долго смотрит на меня сверху вниз - роста Доренко был богатырского. Потом так же долго жмёт руку и тут же протягивает свой стакан:
- ЗдОрово! (ударение на первый слог!) Ну что, Влад, Кремль возьмём?
И мы чокаемся.
...С тех пор мы поддерживали приятельские отношения. Не знаю почему, но Сергей всегда относился ко мне с подчёркнутым пиететом, хотя виделись мы с ним не часто. Может быть потому, что он видел во мне ожившего героя своего романа? Не знаю...
Целый год я вёл у него на РСН "Комендантский час", пока ему не закатил истерику Сердюков, которого я в своих программах вскрывал, как лягушку в лаборатории и меня не прикрыли. Но я остался в числе экспертов и меня часто звали на эфир. А иногда он сам врывался в мой день звонком:
- Влад, привет! Ты в прямом эфире. Вот поясни нам, как военный эксперт...
И нужно было всё бросить. Мгновенно переключиться на тему и отвечать...
Я часто не соглашался с ним. Иногда он меня просто бесил своей бесцеремонностью. Но я всегда и неизменно отдавал должное его таланту, яркости и масштабу. Он был огромен во всех смыслах. И в одаренности и в недостатках.
Мне будет не хватать его рокочущего: "Зррррравствуй, великий город! Здрррравствуй, Москва!"
Tags: Доренко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments