Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Categories:

Боже, как давно это было...



Было два случая в моей жизни, когда я рыдал от бессилия. Первый в тринадцать лет. Конец июня. Деревня Прислон на берегу Волги. Лагерь Клуба юных моряков имени Свердлова (почему-то!). Мы готовим шлюпки - "шестёрки", перезимовавшие в хранилищах местного совхоза, к спуску на воду. В обмен на свежее молоко полсотни свободных от дел мальчишек трудолюбиво поливают свеклу на каком-то бесконечном поле. Работа нудная и совсем не моряцкая, но что делать - Рer aspera ad astra! Точнее - на воду! И вот, в один из дней мне выпадает дежурить на кухне. Готовит нам на огне в огромных кастрюлях маленькая сухенькая пожилая женщина - мама нашего "Командора" - руководителя - отставного кап три подводника Северного флота. "Командор" это было официальное к нему обращение...
После завтрака мне вручается закопчёный до угольно блеска котёл из под каши и второй из под чая и меня с ними отправляют на песчаную отмель у лагеря их отмывать. Никаких средств для отмыва нагара мне не вручено. Я растеряно иду к воде.
Не стану долго описывать все мои попытки с помощью пуков травы и песка очистить баки. Если отмыть их изнутри не составляло труда, то черная смоль на внешней стороне не поддавалась ничему. Махнув на всё рукой я тащу их к кухне, где получаю от нашей поварихи порядочную взбучку за неотмытый бак. Пристыженный, снова плетусь к воде. Ни трава, на прибрежная земля, ни щепки плавника эффекта не дают. Снова иду с баками обратно, преисполненный справедливого гнева за поручение, которое невозможно выполнить. И получаю такую взбучку, которую до этого в жизни не получал за лень, строптивость и маменькиного сыночка. Меня снова отправляют к реке, с угрозой на дорогу, что если через час баки не будут отмыты, то обед будет сорван, всё будет доложено Командору и я отправлюсь домой даже не начав поход...
Я помню, как я сидел на берегу и рыдал от бессилия. После всех моих усилий чернота бака кое-где лишь едва побледнела...
За этим занятием меня и застал кто-то из старших ребят, тех кто уже был в походе не первый и не второй раз. Мог бы пройти мимо, мало ли от чего может реветь мальчишка, да ещё "салага" первопоходник. Но он подошёл ко мне, выслушал мой прерываемый всхлипами рассказ. Потом усмехнулся и сказал:
- Хватит реветь! Смотри как надо!
С этими словами он, стянул кеды, засучил до колена штаны, и, взяв в руки бак зашёл в воду. Там он зачерпнул полный бак воды (для веса!), и, уперев его в дно, навалился на него руками, после чего начал быстро крутить им вправо-влево как рулём автомобиля о песчаное дно. На моих глазах бак начал медленно погружаться в песок всё глубже и глубже. Было видно, что моему учителю уже с трудом даётся каждый поворот. Наконец, когда бак ушёл в песчаной дно по самые ручки, он его с выворотил из дна, перевернул на бок, вылил воду и вынес на берег. И - о чудо!!! - бак был чист! Конечно, в царапинах и мелких вмятинах чернота лишь побледнела, но бак тускло отливал на солнце алюминием!
- Понял?
Я, счастливо всхлипув, кивнул:
- Ага!
На отмывку второго бака у меня ушло минут пятнадцать. И в "норматив", определённый мне матерью Командора, я уложился. Встретила она меня хмуро. Молча забрала баки. Обед состоялся вовремя...
...Потом, было много ещё чего в этом походе!
Для меня, домашнего мальчишки, наука жить в коллективе, давалась непросто. И первые пару недель я не вылезал из нарядов, став штатным "залётчиком" за пререкания с командирами (такими же как я, но уже ходившими в поход мальчишками) и прочие "баги" домашнего индивидуалиста.
Ночные вахты под "рындой", мытьё котлов (Ха! Теперь играючи!)
Потом был поход на веслах и под парусом от Москвы до Петрозаводска и обратно. Кровавые мозоли от тяжеленного и длиннющего (для 13 лет!) весла, когда ладони было просто невозможно сжать. И втянутость в греблю, когда на соревнованиях с местными шлюпками в Череповце я просто получал кайф от того, как мы, мальчишки, легко и стремительно разгоняли свой ял-6, это упругое ощущения натянутого лука, когда "лопата" весла упёрлась в толщу воды и ты, упершись ногами в дно шлюпки, отталкиваешься им от реки и бросаешь шлюпку вперёд. Секунда отдыха, когда весло, вынырнув из воды, несётся назад...



Чудесная команда:
- Реёк на ракс-бугель!
И похоронная:
- Весла разобрать!
Я до сих помню все эти "повороты через фордевинд", паруса "бабочкой", когда ты весело висишь над водой, навалившись грудью на вынесенное над водой весло, к которому принайтован кливер-галс кливера, и журчание воды в полной тишине, ибо, когда ты идешь, влекомый силой ветра, никаких других звуков нет...
Помню настоящий шторм на "Рыбинке" - Рыбинском водохранилище, где нам по-настоящему досталось.Вычерпывание воды специальным ковшом, трехчасовая гребля против ветра к тёмному пятну какого-то острова, ставшего нам защитой. Ночёвка на воде, среди затопленного леса. Тогда наши четыре шлюпки были потеряны из наблюдения и была целая операция по нашему поиску, стоившая нашим родителям седых волос...
...Сегодня, мне взрослому самому странно, как мы мальчишки, на четырёх шлюпках прошли до Петрозаводска и обратно. Без моторов, без раций, на энтузиазме и любви к флоту. А ведь смогли!
...Помню свою первую в жизни награду, когда после шторма, в Череповце, на построении за трусость и нетоварищеское поведение отчислили двух ребят. (Командор вообще был крут, и, как мне кажется, с педагогикой не очень-то в ладах) Тогда же, после коротко и жёсткого спича по отчисленным, он неожиданно вызвал из строя меня и я, растерянно вышел, не понимая за что.
- Вот, посмотрите на Шурыгина! - рявкнул он - Начал поход слюнтяем, маменькиным сынком, я думал недели не выдержит, а смотрите каким курсантом стал! Объявляю благодарность! Встать в строй!
Если бы мне тогда вложили в ладонь лампочку, она, наверняка бы засветилась и лопнула от счастливого напряжения!
Вторая награда ждала меня дома. Точнее в деревне, когда здороваясь со своим дядей "Михалычем", он задержал мою ладонь в своей деревенской, мозолистой, шершавой как наждак. Он молча перевернул к свету мою ладонь, посмотрел на неё и уважительно присвистнул:
- Ого!
На подушечках моих пальцев бугрились янтарные "камешки" мозолей. Дядя провёл по ним пальцами и улыбнулся:
- Ну, в народное хозяйство тебя теперь можно пускать...
Я был горд...

PS
А о второй историей бессильного рёва, как-нибудь потом...
Tags: Личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments