Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Categories:

Я хочу попросить прощения...

…Честно говоря, я хотел написать это письмо в начале января 2007 года.
В память о страшных январских неделях штурма Грозного 1994 года. К сожалению обстоятельства заставляют меня это сделать раньше.
Справедливый упрёк BOOTERa я принимаю

http://botter.livejournal.com/96526.html

и пишу в ЖЖ сейчас.





В начале февраля 1995 года вышел мой очерк «СОРОК ЧЕТВЁРТОЕ ДЕКАБРЯ», где был небольшой кусок о русском наёмнике, убитом в Грозном:

«Мертвый наемник лежит на спине, запрокинув руки за голову. Первое, что бросается в глаза, — русское молодое лицо.
— Кто такой? — спрашиваю у офицера, стоящего рядом. Тот держит в руках автомат убитого.
— Спроси вон у десантника. У него, кажется, его документы.
Спрашиваю. Усатый крепкий майор в камуфляже до/по шарит по карманам, наконец, вытаскивает паспорт.
Богачев Сергей Владимирович. В паспорте фото молодой женщины — наверное, жена. И точно, отметка о браке, пятого ноября 1994 года. Месяц только и прожили. Что погнало его сюда? Почему он тут оказался, зачем взял в руки оружие, чтобы стрелять по своим, по русским?
Наемника уже не спросишь. Его удел теперь — безвестная могила. Но горечь остается. Потом вспоминаю интервью месячной давности. На площади Грозного какой-то мордатый чеченец с автоматом:
— Я — директор малого предприятия из Сибири. Мебель делал. Как тут все началось, закрыл цех и сюда со всей техникой и моими рабочими...
Не из этих ли «рабов» убитый? Кто теперь ответит...»

К огромному сожалению, спустя годы я узнал, что документы принадлежали не убитому боевику, а погибшему в начале января здесь же в городе лейтенанту 276 полка Сергею Богачёву.

Подробно его история здесь:

http://botter.livejournal.com/91838.html

Обстоятельства этой ошибки я хорошо помню.
Документы Богачёва мне показал кто-то из офицеров 45-го полка. Если не ошибаюсь, Алексей Черушев. Документы были в нагрудном кармане убитого боевика. Боевик был славянин. Я его даже сфотографировал, но снимок лица был последний кадр в плёнке и при проявке он не получился. И у меня и у тех, кто боевика уничтожил, была полная уверенность, что документы принадлежат этому самому боевику.
Честно говоря, у меня не было никакого сомнения, что передо мной лежал убитый наёмник.
К сожалению, на той войне с нашей стороны были и дезертиры и перебежчики. Были и просто наёмники. Помню задержанного в марте офицера-связиста из ЗабВО, который свой «отпуск» провёл у боевиков, помню историю с каким-то артиллерийским майором из Прибалтики, который когда-то служил с Масхадовым и приехал ему «помогать». А просто русских, которые воевали за боевиков были десятки. Увы.
Даже по телевизору показали какой-то сюжет о русских, которые собираются на помощь чеченским «друзьям».
Собственно так появился кусок того очерка.
Истины ради, скажу, что здесь я не был первым. Первым написала, как уже было сказано «Красная Звезда», а за тем ещё несколько газет. Паспорт погибшего многократно демонстрировался в штабе группировки журналистам, как официальное подтверждение наличия «наёмников».
Так, в том числе и с моей помощью, пошла гулять эта горькая ошибка.

Первый раз информация о том, что в очерке может быть ошибка, появилась у меня где-то весной 1997 года.
Какой-то ветеран позвонил в редакцию и стал объяснять, что лично знал Богачёва, и что тот не мог быть наёмником. Что Богачёв воевал и погиб в Чечне. К сожалению, никаких других данных он не привёл. А на вопрос, как у офицера появился паспорт и что этот паспорт делал в кармане убитого он ничего ответить не смог.
Напомню, что тогда ещё основным документом офицера было удостоверение личности, и получить общегражданский паспорт офицер мог лишь по увольнению в запас. И я остался при полной уверенности, что звонивший человек просто не в курсе подробностей и говорит лишь по своей личной памяти о человеке. Паспорта у офицера быть не может и следовательно никакой ошибки нет.
Я на всякий случай съездил на Кубинку, уточнить обстоятельства, того случая. Историю ту хорошо помнил начальник ОПО Андрей Дементьев, который и передал в штаб группировки документы Богачёва. По его словам сомневаться в том, что убитый был наёмником, не было никаких причин. Он был уничтожен в засаде группой и отстреливался до конца.
К сожалению тогда не существовало никаких единых списков погибших, никаких открытых баз данных и возможностей проверить всё точно. Тем более, что повторюсь, что речь шла о паспорте. Никаких данных кроме фамилии, имени, отчества, даты и места рождения не было. Привязки к армии никакой.
И впервые о том, что Сергей Богачёв действительно был офицером и погиб в Грозном в январе 1994 года я узнал лишь после выхода книги «Солдатская правда» в 2005 году. Я получил письмо BOOTERa в котором была изложена вся история и тогда же написал, что готов лично извиниться перед родителями Богачёва. Но по горячим следам их адрес я найти не смог.
Я тогда же обратился в РОСПО с просьбой внести исправления в очерк.
Но в РОСПО сообщили, что вносить исправления это слишком дорого, к тому же переиздавать книгу они не планируют (первый тираж был полностью «благотворительным» и передан в Генеральный Штаб). Потом в РОСПО сменился редактор «Мужской Работы», который непосредственно курировал проект. И о том, что РОСПО запустило второй тираж я узнал уже из Интернета, где появилась реклама. К сожалению все права у РОСПО и как-то воздействовать ни я, ни мой соавтор на него не можем.
В моих перепубликациях этой главы больше нет. Но по и-нету гуляют десятки «копий» и зеркал того первого очерка. И, конечно, мне это не доставляет радости.
В июле, мне кинули ссылку на пост bottera (http://botter.livejournal.com/91838.html) которому я сразу ответил.
В редакции мы с Прохановым обсудили эту историю и решили, что просто сделать извинение в проходном номере, нет смысла. И потому запланировали на конец декабря, начал января – к годовщине тех событий сделать полосу, в которой, кроме всего прочего, рассказать историю гибели Сергея Богачёва и историю его незаслуженного обвинения.
За эти месяцы я списался со всеми сайтами, где мог найти этот очерк и попросил удалить его как содержащий ошибку. Это почти всеми было сделано. И теперь в сети его быть не должно.
Конечно, я должен был бы поставить в известность об этом решении и о своих усилиях всех, кто имел к этой истории отношение, но, к сожалению, мой график последних трёх месяцев так меня закрутил, что я просто забыл это сделать. Увы!

Мне действительно жаль, что имя лейтенанта разведроты 276-го мотострелкового полка Сергея Богачёва оказалось столь незаслуженно предано анафеме. Он честно сражался и честно погиб. И если бы не раздолбайство его командиров и начальников, которые не удосужились отправить офицера на войну с оформленными документами, конечно, этой истории бы не было.

Редакция безусловно принесёт извинения родным Сергея Богачёва и постарается рассказать о нём, что сможет узнать.
От себя лично я хочу попросить прощения у родителей Сергея Богачёва за ту невольную боль, которую им причинил, и выразить своё глубокое к ним уважение. Мне жаль, что так получилось. Всё, что я смогу сделать для возвращения его светлого имени – я сделаю.


Сам очерк, том варианте, который я давным-давно отредактировал я привожу ниже и он единственно правильный, который я считаю авторским:

http://shurigin.livejournal.com/70059.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments