Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Categories:

Боже, как давно это было...

Побывал у родителей. Давным-давно руки не доходили до семейного архива. А тут решили старые фотографии разобрать. И тут столько всего открылось! Я уже и забыл, что всё это было когда-то снято. А тут всё заботливо сохранено. Вот уж точно - родительский дом - начало начал! В общем, буду порциями выкладывать. Итак, моя присяга и немного "курсантского"...
Август 1980. Львов. В руках мой "родной" (на четыре года) АКМ № УБ 089. Тридцать шесть лет назад, мне семнадцать лет...








Слева Саша Провозин. К сожалению, его уже нет с нами... Справа Генрих Пучко, за ним Костя Ступак...



Ротный капитан Поцеловкин протягивает мне текст присяги. Пожалуй, надо сказать пару слов о "Поце" - Поцеловкине. Бывший "комендатурский" офицер, удачно женившийся на дочке генерала, он стал нашим ротным и своим примером показал, каким не должен быть офицер. За воровство попал под суд офицерской чести и был убран из училища...




Присяга.






До сих пор помню ощущение это ручки в пальцах...



На присягу приехала мама, она справа от меня...



Я читаю письмо папы, которое привезла на присягу мама. Письмо с пожеланиями удачи в учёбе и службе и строгими "наказами" хранить честь семьи. ;-) Мама справа от меня. А ещё правее полковник Виктор Сергеевич Манюков. Фронтовик, "самоходочник" в армии "Войска Польского", поэтому на всех фронтовых фотографиях он в польской форме. Уникальный человек!



Сидим в ряд слева направо: Виталий Ломов, его мама, моя мама Инна Михайловна и Виктор Сергеевич Манюков








Я и Виталий Ломов. Виталий мой лучший друг первого курса из-за которого я почти с первых дней оказался в раздолбаях и даже чуть не вылетел из училища. Его сходу невзлюбил его сержант (поступивший из войск) и начал его "строить" и "чморить", а Виталий, в свою очередь, начал "плакаться" мне в жилетку и просить меня, чтобы я попросил помощи у старшекурсков, с которыми у меня и сложились хорошие отношения на почве совместных тренировок по карате. Конечно, они не отказали! Сержанту в "чипке" пару раз двинули в ухо. Но тут уже "возбудились" наши командиры. Крайним в итоге оказался я. И не вылетел из училища только благодаря защите моего друга взводного нашего старшего курса Коли Яковлева, который как-то умудрился "уломать" ротного не выносить всё это за двери роты. Но расплата за эту глупость была жёсткой. Только за первый семестр - пять месяцев я "отлетал" ВОСЕМНАДЦАТЬ нарядов (не считая караулов и прочих "общих" нарядов) и гнобил меня старшина Харченко безжалостно. Иногда я, забившись под лестницу, где у нас хранились мётла и прочий скарб просто рыдал от бессилия и обиды.
Tags: Личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments