Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Начнём разбор полётов. Медицина...




Этот доклад подготовлен группой военных медиков, отработавших в Донбассе эту военную кампанию в составе воюющих бригад. Полный его текст будет передан военному руководству, а я публикую лишь ту часть, которая позволяет понять и оценить ситуацию с оказанием медицинской помощи на этой войне, а так же недостатки и проблемы, которые необходимо срочно исправлять.




Особенности организации военно-полевой

медицины на современном этапе.



Общие особенности военного дела в ходе текущей кампании.

Склонность считать каждое новое поколение менее достойным, нежели предыдущие, является одной из самых древних особенностей человечества, и нашла своё отражение ещё в первых литературных источниках древнейших цивилизаций, типа шумерской. Причины этого многообразны и не могут являться материалом данной статьи. Однако рациональное зерно в этой концепции есть: каждое следующее поколение несколько совершенствует свои навыки в важнейшей области социальных отношений, в области восприятия и обработки информации, за счёт пропорционального снижения иных, более заметных внешне качеств - прежде всего, чисто физических, и в меньшей мере - морально-волевых. Соответственно, старшее поколение, лишённое достаточно изощрённых механизмов мировосприятия, чтобы прочувствовать достигнутый прогресс в области работы с информацией, замечает только деградацию хорошо заметных ему прочих качеств своих наследников.

В приложении к военному делу данная тенденция имеет следующие следствия:

1. Каждое последующее поколение будет демонстрировать менее высокие морально-волевые, психологические и физические качества, нежели предыдущее. Соответственно, в каждом следующем поколении воевать будет способен относительно меньший процент населения чем предыдущий, боеспособность этих воюющих будет также уменьшаться, ценность каждого из них - возрастать.

2. Каждое последующее поколение будет более чувствительно к информационному полю, нежели предыдущее. Соответственно, всё большее значение будет приобретать пропаганда, агитация и иные формы воздействия на мировосприятие противника, чувствительность к потерям и лишениям также будет возрастать.

Из этих следствий вытекают следующие основные задачи, к достижению которых должны стремиться те, от кого зависит успех в будущих войнах: конструкторы, полководцы, военные, аналитики, журналисты.

1. Проектируемое оружие каждого следующего поколения должно быть возможно более безопасным в применении, нежели предыдущее. Соответственно, скорость перемещения войсковых единиц и дальность поражения приобретают более приоритетное значение, нежели удельная мощность огневого удара и защищённость фортификационными сооружениями. Этим же приоритетам, естественно, отвечает применяемая с этим оружием тактика.

2. Всё большее значение приобретает сохранение жизни и здоровья каждого военнослужащего, в особенности из строевых, ударных подразделений.

3. Спайка, сплочённость и органичное взаимодействие подразделений будут неуклонно снижаться. То же самое касается работы средств связи, а также штабного планирования и управления войсками.

Данные тезисы, в особенности последний, вроде бы противоречат основным теоретическим постулатам современной военной науки, однако только на первый взгляд. Например, опыт текущей кампании показал:

- в современных условиях, с нашей стороны действуют следующие факторы: воюют высоко мотивированные, но слабо обученные ополченцы, имеющиеся средства связи совершенно недостаточные по количеству и чаще всего приобретеные за наличный расчёт в свободной продаже,

- в зоне активных боевых действий и противником и нами массово применяются средства РЭБ, при этом сети мобильной связи почти полностью контролируются противником. Всё вышеперечисленное приводит к тому, что на направлениях главных ударов координация усилий между большинством подразделений, особенно делающих главную работу, по захвату либо удержанию ключевых точек на направлении главного удара, практически отсутствует или осуществляется редкими посыльными.

- в непосредственном контакте с противником, когда защищённость от прямого воздействия средств поражения, прежде всего противотанковых, приобретает решающее значение, бой ведут исключительно редко. Гораздо чаще приходится находиться под огнём артиллерии. В этих условиях маневренность, управляемость и скорость перемещения войсковых единиц гораздо важнее, нежели их броневая защита. Да действительно, современный танк уничтожить навесным артиллерийским огнём очень трудно. Но в танке сидят люди, у которых, как мы уже отметили выше, боевой дух кардинально отличается от такового у предков. Близкие постоянные разрывы действуют на них очень сильно, и приводят к истощению наступательного потенциала задолго до вступления непосредственно в бой, оборонительный или наступательный.

Численность воюющих относительно незначительна, их трудоспособность ещё ниже, подразделения обеспечения, прежде всего инженерного, практически рудиментарны. Сейчас положение дел является прямо противоположным: единственная сапёрная рота на штатную бригаду с полуживой немногочисленной техникой и практически без централизованных поставок стройматериалов не в состоянии обеспечить даже самые базовые инженерные потребности бригады, немногочисленные, растянутые по фронту пехотные подразделения, укомплектованные едва не на треть пенсионерами и инвалидами (настоящими, безо всякого преувеличения), с практически отсутствующей сапёрной подготовкой своих нештатных специалистов, к качественному инженерному самообеспечению практически неспособны.

Всё вышеперечисленное приводит к тому, что в местах решающих исход кампании сражений за ключевые точки пехота, особенно в оборонительной фазе наступательного боя, когда удерживает захваченные позиции противника, оказывается лишённой хотя бы элементарных укрытий и несёт под массированным артиллерийским огнём противника тяжёлые, совершенно неоправданные потери, при этом до трети осколочных ранений приходится в ноги, что вообще должно являться нонсенсом при наличии любых, хотя бы минимальных, укрытий.

Причины этого очевидны: как только началось наше наступление, противнику становятся известны участки нашего вклинения, собственные позиции хорошо им пристреляны и на наши войска обрушивается сосредоточенный артиллерийский огонь. При этом заранее оборудованные противником укрытия немногочисленны или вообще отсутствуют, а отрыть свои, достаточного количества и качества, пехота под таким огневым воздействием не может в принципе. Происходит, таким образом, "перемалывание" самого драгоценного материала нашей армии - личного состава ударных подразделений.

Теперь, когда мы кратко рассмотрели основные общие закономерности военного дела, необходимо оценить состояние дел в военной медицине.

Материал и методы исследования.

За время кампании (начиная с 23-го марта 2014 года) в составе ВС ДНР было последовательно развёрнута сеть медицинских пунктов различной мощности - начиная с рассчитанных на взвод и заканчивая медицинской службой бригады. Происходило это почти всегда в условиях активных боевых действий. При этом, как правило, на этапе создания и развёртывания не было никакой помощи от руководства, ни единым кубометром стройматериалов, ни единым рублём, ни одной единицей транспорта либо запасной частью к нему, ни единым средством связи. Чаще всего не выдавалось и оружие, само собой никто не предпринимал никаких усилий к обеспечению медикаментами и иными товарами медицинского назначения. Всё вышеперечисленное приходилось добывать, точнее выпрашивать, используя личные связи - у местного населения либо у друзей из Российской Федерации.

При этом, в целом ряде случаев по окончании развёртывания и после того, как медицинский пункт начинал эффективно функционировать, местное командование стремилось назначить вместо сформировавшего медслужбу специалиста, своего кандидата, часто не имеющего ни достаточного опыта, ни организационных способностей, что приводило к внутреннему конфликту, и смене руководства. На следующем этапе медпункт (либо медслужба) достаточно быстро прекращал функционировать - наиболее полезные и деятельные сотрудники расходились, материальные запасы более не поступали.

Тем не менее медслужба ДНР была организована и приняла участие в большинстве наиболее известных боевых эпизодов кампании: штурм и оборона ОГА, Славянск, спецоперации ЦСО МГБ, Еленовка, Спартак, Аэропорт, Михайловка и Озеряновка, Углегорск, Логвиново. За это время собственные безвозвратные потери медицинских этих подразделений ДНР составили три человека: два врача и фельдшер.

Среди выполняемых задач: на первом этапе борьбы - медицинское обеспечение митингов, акций гражданского неповиновения, блокпостов и мотоманёвренных групп ополчения, на следующих этапах - оказание помощи раненым на поле боя и их эвакуация, проникновение в тыл противника с целью оказания медицинской помощи и эвакуации раненых, организация взаимодействия с гражданскими лечебными учреждениями, обучение военнослужащих основам военно-полевой медицины, организация лечения и реабилитации заболевших, раненых и контуженных ополченцев, медицинская помощь пленённым диверсантам и военнослужащим противника, проводка танковых и пехотных колонн в зону боевых действий, разведка вражеских позиций и корректировка артиллерийского огня, а также непосредственное участие в огневых контактах в ходе боевых действий и специальных операций.

Помимо анализа собственного опыта участия в боевых действиях, проводился постоянный обмен опытом и взаимный поиск оптимальных форм взаимодействия с военно-медицинскими структурами как других подразделений МО (шахтёрской дивизии, спецназа ДНР, семёновской дивизии) так и других силовых структур и военизированных формирований (казаки, СОБР, подразделения МВД и ЦСО МГБ).

Особенности медицинского обеспечения войск на современном этапе.

Опыт отечественной военной медицины очень обширен. К сожалению, идущие сейчас боевые действия весьма существенно отличаются от тех условий, в которых происходили предыдущие войны. Ранее бои шли преимущественно в условиях естественных природных ландшафтов - как в годы Отечественной Войны, так и в условиях Афганистана, Чечни, Таджикистана. Воевали профессионально подготовленные регулярные части, медицинские учреждения размещались преимущественно при гарнизонах и подразделениях, комплектовались также профессионально подготовленными военными медицинскими работниками. Сейчас бои идут в условиях крупнейшей в Европе городской агломерации Донбасса, воюет мало обученное ополчение. Ситуация усугубляется тем, что у многих из числа воюющих, особенно медиков, отсутствует даже давний опыт службы в рядах вооружённых сил: двадцать лет деградации армии на Украине дали закономерный итог. Соответственно, близость крупных городов с хорошо оборудованными и неплохо оснащёнными медицинскими центрами в сочетании с возросшими транспортными возможностями войск существенно уменьшают требования к выполнению различных оперативных вмешательств в полевых условиях. Кроме того, всегда имеется возможность использовать гражданский автомобильный транспорт, например кареты скорой медицинской помощи и автобусы, которые ожидают в условленной, безопасной точке, на удалении порядка 12 километров от линии соприкосновения с противником, и осуществляют дальнейшую эвакуацию раненых. Фактически, задачами военной медицины в таких условиях становится:

·      Оказание всех видов первой помощи вплоть до врачебной, чтобы обеспечить максимальную выживаемость раненых на этапе эвакуации.

·      Максимально быстрая и щадящая поэтапная эвакуация раненых в лечебные учреждения.

·      Своевременный учёт и анализ статистических характеристик ранений.

·      Долечивание раненых после специализированных хирургических вмешательств в гражданских учреждениях, лечение заболевших военнослужащих.

Как видим, основной задачей военно-полевой медицины стала эвакуационная и её обеспечение.

С другой стороны, в современных условиях исключительно ужесточились требования к выполнению этой задачи, а также к формам и методам её осуществления.

Дело в том, что выполнять её приходится в следующих условиях:

1.      Крайне низкая организация управления войсками и координации их усилий на тактическом уровне. Командование радикально запаздывает с постановкой задач медицинским подразделениям, при этом оно же не передаёт в нижестоящие подразделения информацию о местоположении медицинских пунктов, путях и оптимальных формах эвакуации и т.д.. Фактически, командование не справляется с руководством войсками в полной степени, и одной из первых жертв этого становится медицина: о ней просто забывают.

2.      Не организуются брифинги, обмен опытом и установление прямых контактов между подразделениями обеспечения, прежде всего медицинскими, и строевыми, в особенности из частей, действующих совместно с бригадой, но не входящих в её состав.

3.      Крайне недостаточны, точнее отсутствуют, необходимые формы обеспечения материальных потребностей военной медицины: штатные работающие транспорт и связь отсутствуют (в штатных бригадах из 15 МТЛБ по штату удалось поставить в строй ценой героических усилий лишь 4 -5. Но в ходе боёв почти все были либо повреждены, либо вышли из строя, в следствие полного отсутствия запчастей. Аналогичная ситуация со штатным колёсным транспортом), запчастей либо средств для приобретения запчастей нет. Связь отсутствует как класс: на медслужбу штатной бригады - не предусмотрено не только ни одной штатной радиостанции, но и никакой помощи по оптимизации работы нештатных, приобретённых за свои средства. При этом финансирование отсутствует настолько, что даже простейшие указатели типа "медпункт там", для установки на магистральных дорогах, изготовить не за что. Эвакуированная из освобождённых разрушенных городов брошенная автомобильная медицинская эвакуационная техника, отремонтированная и введённая в строй тут же вызывает вопросы вплоть до уголовного дела у местных структур МГБ.

4.      При выполнении боевых задач медицине приходится рассчитывать исключительно на свои силы: уровень дисциплины войск настолько "высок" что нередки были случаи, когда военнослужащие после боя либо в ходе него были почти неспособны под огнём грузить своих же раненых в МТЛБ - если эту задачу не выполнят медики, не сделает никто. Аналогично обстоит дело с пехотным прикрытием медицинских пунктов - даже если рядом стоит мотострелковый батальон, часовых на ночь вам никто не выделит!, с инженерным обеспечением (вам надо? вы и ройте себе щели!), разведкой маршрутов и проводкой медицинских колонн (вы больные! Вам надо - вы туда и лезьте!) Аналогично обстоит дело и с огневыми возможностями медицинских подразделений: нередки были случаи, когда после развёртывания медицинского пункта на позициях танкистов оказывалось, что у тех не работают ни пушки, ни пулемёты, нет ни топлива, ни связи. Соответственно, задачи отражения натиска вражеской пехоты либо огневого прикрытия своего рывка за ранеными приходится решать самостоятельно.

5.      Отсутствуют как класс в составе подразделений до уровня бригады включительно "особые отделы" либо их аналоги. Неизбежные в условиях войны саботаж и диверсии не получают ни расследования, ни последующего наказания и соответственно расцветают пышным цветом: например, многократно отмечались случаи выхода из строя боевой техники с признаками искусственных повреждений её систем некоторыми водителями, которые откровенно трусили, но возможностей расследовать и доказать умышленный вред у начальника медслужбы нет в силу специфики.

Подводя резюме вышесказанному: в условиях современной войны на территории Донбасса (кстати, аналогичная ситуация будет наблюдаться в ходе боевых действий практически на любом участке европейского ТВД) существенно и многосторонне возросли требования к эвакуационной функции военной медицины.

На основании анализа полученного опыта цели современной военно-полевой медицины в активной фазе боевых действий были определены как: создание оптимальных условий для эвакуации раненых с поля боя до ближайшего лечебного учреждения, с минимальными потерями всех ресурсов - начиная со здоровья и жизни военнослужащих, и заканчивая временем на выполнение каждого этапа эвакуации по отдельности и всех их вместе.

Для достижения этой цели медицинская служба должна быть способна успешно решать следующие задачи.

1. Установление и поддержание тесной, "локтевой" связи со строевыми подразделениями, в том числе ударными, первой линии, в условиях активного огневого противодействия противника, вплоть до гранатного боя.

2. Получение и обработка своими силами актуальных сведений о ситуации на поле боя, маршрутах эвакуации, формах и участках активности противника и других факторах, влияющих на медицинское обеспечение войск.

3. Поддержание прямой связи с передовыми подразделениями, в том числе помимо командования, своевременный мониторинг сообщений о потерях и принятие решений об оптимальных способах и формах незамедлительной помощи им.

4. Готовность к действию в любых условиях - ночью, в условиях ограниченной видимости (задымленность от пожаров в городской застройке, туман), на нейтральной территории, в тылу противника при его разряжённых боевых порядках.

5. Инженерное оборудование своих полевых позиций, прежде всего - пунктов сбора раненых в передовых порядках наших войск, допустимо весьма примитивное, зато в кратчайшие сроки и в надлежащих количествах.

6. Инженерное обеспечение собственных действий: инженерная разведка и обеспечение маршрутов продвижения (гати), разминирование и т.д.

Решать эти задачи предстоит в условиях, когда существенно уменьшились площади и масштабы сражений, имеющих принципиальное для исхода военной операции значение: чаще всего основное направление действий является единственным, площадь его не превышает десятка километров, а число непосредственных участников с одной стороны - батальонной тактической группы...

Tags: Донецкий фронт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →