Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Category:

Генерал Канчуков: Я не согласен 5. Военная реформа - мифы и реальность

Оригинал взят у kanchukov_sa в Я не согласен - 4 мифы и реальность - 2

- миф № 2 о необходимости оптимизации и доведения численности армии до 1 млн. человек;

Численность Вооруженных сил РФ должна учитывать существующие и перспективные угрозы и гарантированно отразить агрессию вероятного противника в первую очередь в крупномасштабной войне с привлечением, всего мобилизационного ресурса страны. Во вторую очередь, выйти победителем в локальной или региональной войне наличествующим составом регулярных войск, в крайнем случае, с привлечением части мобилизационного компонента, дислоцированного на данном стратегическом направлении. И только потом, выделенными ограниченными силами и в первую очередь спецназом и ВДВ решить задачи борьбы с террористической угрозой.

При противоположном рассмотрении данной структуры возможностей Вооруженных сил по нейтрализации угроз, предусмотренной «новым обликом», страна будет гарантированно поставлена уже в начале возникновения любого конфликта в безнадежно проигрышное положение. И сроки его будут зависеть только от интенсивности операции. У Правительства России нет сейчас четкого понимания, в какой сложной военно-политической ситуации оказалась страна в результате реформы «нового облика» армии.

Правительство США учитывая и прогнозируя развитие обстановки в мире не сокращает, несмотря на запредельный долг, оцениваемый более чем в 14 трлн. долларов, свою армию, а наоборот увеличивает их на 22 тыс. военнослужащих. Так регулярная армия США сейчас насчитывает более 1.5 млн. военнослужащих. Дополнительно усиливается частями Национальной Гвардии, общая численность которых около 500 тыс. человек. А в составе частей резерва, созданных более 100 лет назад, еще насчитывается более 370 тыс. военнослужащих. Мобилизационные резервы в этих расчетах не учитываются, они проходят отдельной строкой. Таким образом, общая численность армии США насчитывает около 2,4 млн. военнослужащих.  

В НОАК Китая общая численность регулярных вооруженных сил приблизительно находится на уровне США, за исключением резервной компоненты, в десятки раз превосходящей численность резерва США. Здесь мы также не учитываем мобилизационные резервы НОАК, насчитывающие от 6 до 36 млн. человек.

Эти передовые по своей численности и структуре вооруженные организации двух государств (США и Китая) в своей потребности к численности Вооруженных сил исходят, прежде всего, из необходимости отразить, сначала крупную агрессию, а после этого мелкую отразить всегда возможно.

Реформаторы «нового облика» создавая миф о необходимости оптимизации армии и доведения ее численности до 1 млн. военнослужащих, пытаются апеллировать к различным надуманным причинам, решение которых в основном и зависит и от них самих.

Почему поднимается проблема демографической ямы в стране и невозможность комплектования армии достойными призывниками? Почему необходимость повышения благосостояния военнослужащих, а значит и обороноспособности страны возможно только за счет сокращения численности армии? Почему отсутствует анализ реальных угроз? Почему сначала сокращают офицеров, прапорщиков, военнослужащих по контракту, в большинстве своем имеющих боевой опыт, а по истечении непродолжительного времени выдвигают просьбу Президенту страны на увеличение численности офицеров и объявляют о новом наборе военнослужащих по контракту? Одним  повышением денежного довольствия военнослужащих по контракту в войска не набрать. Нужен другой подход, но его, к сожалению, у реформаторов нет. Это поляна для всякого рода преступлений. Сейчас в строю Вооруженных сил если и наберется 250-300 действующих генералов, то это успех, больше смахивающий на «банановую армию». В Генеральном штабе есть Главные управления, где действующих генералов можно пересчитать по пальцам на одной руке. К чему стремились в ходе реформ?

Как это расценивать? Если с политической точки зрения, то это выглядит, как стремление избавиться от советского прошлого, потому, что все сокращаемые офицеры, прапорщики прошли обучение еще в советской военной школе. Если с военной – подрывом боеготовности армии и обороноспособности страны. 

Повышение благосостояния военнослужащих, как и боеготовность армии, это неотъемлемые части одного организма именуемого Вооруженными силами. Но боеготовность и мощь вооруженных сил не может взяться ниоткуда, она рождается постепенно при наличии достаточного количества профессионалов своего дела в лице офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат  и  наличии современной боевой техники. Первую составляющую этого процесса, касающуюся офицеров и прапорщиков, уничтожили одним росчерком пера, сократив численность офицерского корпуса и ликвидировав институт прапорщиков, а вторую (новую технику и вооружение), с нашими руководителями, мы не дождемся никогда.

К этому можно добавить и принудительное сокращение военнослужащих по контракту, проведенное по прямому указанию Министра обороны полтора года назад. А снова привлечь эту категорию граждан в состав армии просто нереально. Вот и получается, ранее в армии при численности в  1,4 млн. военнослужащих, эта цифра реально соответствовала численности личного состава, сегодня же, при численности в 1 млн. человек, реальная укомплектованность армии находится на уровне 70 - 80%. С такой укомплектованностью армия не боеготовая!

Выходит, что сокращение армии до 1 млн. военнослужащих привело в реальности не к повышению, а к резкому снижению  ее боеготовности до минимума, после которого она просто не может противостоять внешней и с очень большим трудом - внутренней угрозе.

Совершенно очевидно, что численность российских Вооруженных сил, исходя из мирового опыта, должна рассчитываться из прогноза развития военно-политической обстановки в мире и непосредственного развития ее по периметру границ России и должна соответствовать не менее 1.6 млн. военнослужащих. Эта цифра  не раз и не два была обоснована экспертами, проверена учениями и соответствует реальным вызовам и угрозам. Пути для ее реализации есть.

- миф № 3 о необходимости сокращения военных округов и трех уровневой системе управления;

Геостратегическое деление территории страны в советское время и уже в новое российское всегда проводилось исходя из основных угроз, которые могут возникнуть и из необходимых возможностей Вооруженных Сил по их нейтрализации. Здесь важно не путать имеющиеся и необходимые возможности. После оценки угроз происходило административное и оперативное деление территории, строилась система управления, включающая в себя пункты и органы управления, систему связи как стационарного, так и мобильного компонентов. Развертывалась, в соответствии с возможностями страны и степенью угроз группировка войск на избранных направлениях.

Опыт  США и Китая подтверждает данный тезис, но США имеют еще и свою особенность в виде отдельного континента и отсутствия на континенте угроз военного характера, что не характерно для России.

Это относится и к Китаю, который после известных договоренностей о 300 км демилитаризованной зоне на российско-китайской границе, разумно основную массу войск отвел значительно дальше от границы, расположив их в комфортных со всех сторон условиях (экономических, климатических, демографических). Одновременно в ходе экономического развития регионов обеспечил им возможность совершения маневра в любом направлении, любыми силами за необходимое и достаточное для этого время.

К этому еще необходимо добавить и информационно-психологическое, патриотическое воспитание как граждан стран в целом, так и военнослужащих. Не зря, ведь все без исключения, когда заходит разговор о службе в советской, а затем и в российской армии, перечисляют, что я служил в Дальневосточном военном округе или в Забайкальском, для которого военные юмористы придумали слоган, «забудь вернуться обратно».

Почему сократили два основных округа? Реальные итоги учения «Восток - 2010», задекларированные НГШ как проверка «нового облика» в системе военного управления, показали всю несостоятельность этого тезиса, но политическое руководство страны было введено в заблуждение и с реальными итогами этих учений не ознакомлено. А ведь если исходить из того, что это действительно прорыв в военной науке и военном искусстве, в системе управления, то, как раз эти документы должны были быть размножены и на их опыте все остальные должны учиться. Но, чтобы скрыть истинное положение дел, все документы по учениям было приказано уничтожить.

Возникает вопрос к Совету Безопасности РФ, к Государственной Думе. Почему ни разу не было проверено качество управления вновь созданными органами военного управлениями? Не проверка Министерством обороны самих себя, а независимыми экспертами Совета Безопасности РФ,  во взаимодействии  с Комитетом по обороне  Государственной Думы? Однозначно можно сказать, что при такой проверке будут вскрыты все недостатки данной системы управления с военной точки зрения. И чем быстрее это произойдет, тем лучше для страны и меньше средств будет затрачено на восстановление.

Названия военных округов или как их именуют стратегических командований с политической и идеологической стороны не несут никакой нагрузки. Что для простого российского солдата или офицера означает Восточный или Западный округ, привязанный к сторонам света, а не к территории страны, во имя которой и на территории которой он служит? В какой это стране? Получается, что такие округа могут быть в любой стране, а их названия предназначены не для российских солдат, а для наемников с других стран, чтобы не теряли ориентацию в пространстве. Или снова безграмотно берем пример с США, где их командования привязаны по названиям именно к территориям, на которых они находятся за пределами своей страны, поэтому и могут именоваться как «Африканское командование вооружённых сил США» или АФРИКОМ (англ. United States Africa Command, USAFRICOM, AFRICOM), но постоянная штаб-квартира командования располагается в en:Kelley Barracks (Штутгарт, Германия).

О трех уровневой системе управления говорить, просто бессмысленно! Это разговор ни о чем. В чем преимущество данной системы, о которой с таким упоением докладывает военное руководство? Возможно в прохождении информации или в управлении войсками и оружием? Но прохождение информации зависит от системы связи и ее пропускной способности и устойчивости, а не от структуры управления. Если система связи аналоговая, то информация может вовсе не дойти до потребителя, если цифровая, то противник, используя средства РЭБ, может воспрепятствовать ее прохождению. Или в декларировании, что все теперь подчиняется одному командующему? Так и раньше войска находящиеся на одной территории или участвующие в одной операции всегда подчинялись одному командующему, особенно в боевой обстановке. Где здесь логика в высказываниях, что это позволяет улучшить систему управления. Или управление заключается сейчас в недопущении пневмонии, так казармы все равно переполнены, а боевой подготовкой по 18-20 часов в сутки заниматься нельзя, все вымерзнут, особенно зимой. Посмотрите на ход совещаний или военных советов в Восточном округе. Там темная масса моряков сидит по одну сторону, а зеленая по другую. А между ними огромная пропасть в виде широченного прохода. В настоящей системе командующий армией будет сидеть рядом с командующим флотилией для постоянного и непрерывного взаимодействия. Или может быть мы в чем-то неправы?  Ведь такое впечатление, что военное искусство никто из реформаторов по-настоящему не изучал или уже забыл. Другой мысли я не допускаю, иначе  просто страшно становится...

До «нового облика»  армии существовала проверенная временем и утвержденная кровью солдат и командиров система управления: округ – армия – дивизия, а в дивизии: дивизия – полк - батальон. Каждый руководитель принимал решение и отвечал за него. Поэтому система управления базировалась именно на органах управления, именуемых штабами, которые отвечали за планирование и применение подчиненных войск. Зачем нужно было ломать устоявшуюся систему, ее нужно было модернизировать, оснастив современными средствами связи, новой техникой, обучить работе на новой технике личный состав и сохранить боеготовность и возможно самое главное – устойчивость системы военного управления. Учить войска и штабы не заниматься показухой (без кавычек, потому, что это истина), а управлять войсками при самом интенсивном противодействии во всех сферах. И здесь снова закрадываются страшные мысли. Ведь ломать, не строить. А кому это выгодно?

В системе управления «нового облика» осуществлен отказ от устойчивости системы управления и прежде всего по причине сокращения должностей офицеров, а значит и количества пунктов управления. Вооруженные силы РФ, при применении современных высокоточных средств поражения, как пример, типа Х-51А,  подвергаются риску в первые минуты и часы лишиться полностью всей системы управления.

Таким образом:

- названия военных округов в современной России с политической и идеологической точек  не соответствуют ни традициям, не своей сути, и относятся к непонятной виртуальной стране, возможно предназначенной для других;

- созданные конгломераты, особенно это видно по Восточному и Центральному округам, не способны в полной мере управлять войсками в повседневной жизни и полностью не способны будут управлять ими во время возможных вооруженных конфликтов;

- сокращение численности личного состава в органах управления привело к неспособности добиться устойчивого и непрерывного управления, особенно это касается жесткого регламента в ходе длительного процесса боевой обстановки. Здесь нарушается весь принцип управления войсками.

-более подробный, а не поверхностный подход, диктуемый данной публикацией, требует углубленного и досконального рассмотрения вне рамок данной статьи, с показом всего негатива, который реализован в концепции «нового облика» на примере проведения настоящих стратегических учений непосредственно и под личным руководством Президента РФ.

Продолжение следует

Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments