Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Category:

Окончание статьи Кандаурова




«Весьма трудно управлять, если делать это добросовестно»

 

Наполеон Бонапарт.

 

Очевидность седьмая: «Бригадный подряд»

 

Преобразования всегда осуществляются не от хорошей жизни. Но всегда с благими намерениями. Перевод Сухопутных войск ВС РФ на бригадный состав задумывался и производился с целью улучшить мобильность и управляемость этими самыми Сухопутными войсками.

Очевидно, читатель в курсе, что переход от дивизионной к бригадной структуре позволил (по уверениям его организаторов) повысить маневренность и боевой потенциал. За счет чего? За счет уменьшения общего количества звеньев управления. Генеральный штаб в лице своего начальника – генерала армии Макарова неоднократно заявлял, что от «четырехуровневой» системы мы, якобы перешли к «трехуровневой». Раньше Генеральный штаб управлял округами (фронтами), они в свою очередь – армиями, те – дивизиями, а дивизии – в свою очередь – полками.

Дивизии убрали. Полки, входящие в их состав, - тоже. Вместо них сформировали бригады. Армии преобразовали в «оперативные командования», округа – в командования «оперативно-стратегические». ОСК – ОК – бригада.

Все! Трехзвенная структура управления! Решения принимаются мгновенно, приказы проходят быстро, солдаты бегут в атаку, враг не успевает повернуться – а он уже разгромлен.

Не тут то было.

Позволю себе рассказать читателю то, что творцы военной реформы, носящие лампасы (и пиджачные пары от Кардена), очевидно, забыли за давностью лет. Минимальным армейским подразделением в Сухопутных войсках является не бригада, которой командует генерал-майор, или полковник,  а мотострелковое отделение,  которым командует сержант.

И вся вертикаль власти в войсках выглядит теперь так:

1. Генеральный штаб.

2. Оперативно-стратегические командования (бывшие округа (фронты)).

3. Оперативные командования (бывшие армии).

4. Бригады.

5. Батальоны.

6. Роты.

7. Взводы.

8. Отделения.

 Общим числом – восемь (а не три!) уровней управления. И на каждом из них стоит командир-единоначальник, несущий ответственность за все-все-все, что происходит с его подчиненными.

Насколько значительным станет выигрыш во времени при ликвидации лишь одного уровня, если вся «вертикаль» прежде состояла не из четырех, а из ДЕВЯТИ уровней?

Есть такое понятие – «цикл боевого управления». Это – время реакции армейского «организма» на внешние раздражители. Предположим, что Вы и подчиненные Вам войска изготовились к обороне. Враг наносит главный удар на вашем фланге и почти прорвал вашу оборону. Ваши действия? Перебрасываете огневые средства и резервы на свой фланг, чтобы не допустить прорыва.

Как же это происходит с точки зрения управления?

Вы оцениваете обстановку и принимаете решение. Штаб оформляет ваше решение как документ - боевой приказ и отправляет его нижестоящему командиру. Тот, в свою очередь – уясняет задачу, оценивает обстановку, принимает решение и уже его штаб отправляет боевой приказ «вниз». Далее – по ступенькам.

Подготовка контрудара вашей военной машины займет какое-то время. Причем, львиная часть этого времени потратится на практические действия – заправка горючим, подвоз боеприпасов и продовольствия, оборудование маршрутов для движения войск и т.д.

Так вот, цикл боевого управления – это время от момента изменения обстановки (угроза прорыва) – до момента выполнения Вашими войсками задачи по ликвидации прорвавшегося противника. При этом доля организаторской работы в отдельно взятом звене управления по времени (но не по значению) - достаточно мала. Так, например, для подготовки и проведения армейского контрудара требуется около суток (весь цикл боевого управления армии). Управлению дивизии на принятие решения из этих суток отводилось всего два с половиной часа!

Итого, ликвидировав звено управления под названием «дивизия», в цикле боевого управления мы выиграли 2,5 часа.

А сколько проиграли?

Теорией управления давно установлено, что оптимальным количеством управленческих единиц (структурных подразделений), которыми может эффективно управлять ОДИН человек является три. С некоторыми издержками – пять. 

Если число управленческих единиц превышает это количество – управление становится неэффективным. Приказы задерживаются и уже не соответствуют обстановке, сбор и обработка данных от большого количества источников занимает слишком много времени, управление приобретает «дискретный» характер. А это чревато. Утеря управления в бою – смерти подобно.

Поэтому большинство армий мира имеют в своей структуре координационное число «три». В дивизии – три однотипных бригады (полка). В бригаде – три батальона, в батальоне – три роты, и т.д.

Служивший в армии (испорченный знаниями)  читатель возразит: «А как же подразделения обеспечения? Даже в мотострелковом батальоне, помимо рот, есть минометная батарея, а также отдельные взвода – связи, медицинский, обеспечения и т.д. Общее число подразделений уже превышает сакраментальные «три» и «пять»? И читатель будет абсолютно прав.

Но дело в том, что командир в бою управляет, в основном, БОЕВЫМИ подразделениями! На обеспечение боя – разведку, продовольствие, подвоз боеприпасов и горючего в ходе боя он не отвлекается – для этого существуют соответствующие заместители.

Теперь представим себе командующего оперативным командованием (армией), которому поручено оборонять полосу на западном стратегическом направлении шириной…, ну, скажем, 100 километров. Раньше в составе стандартной армии было три дивизии. Фронт обороны каждой из них мог составить 30-35 км. Поставив дивизии «плечом к плечу», командующий мог полностью «запереть» указанную полосу. Выделив из состава одной из дивизий какой-нибудь полк, командующий сможет также создать себе резерв.

Той дивизии, которая действует на главном направлении, он может несколько уменьшить полосу обороны, за счет увеличения ее у соседей. И за боевыми порядками этой дивизии как раз и разместит резерв, создав повышенную плотность сил и средств на данном направлении.

Это - основа военного искусства. Концентрация сил и средств. Или, говоря военным языком - «сосредоточение основных усилий».

Всего дивизий в армии – три. Резерв в составе полка - один. Общее число управленческих структур – четыре. Воевать можно.

А сколько потребуется бригад для обороны такой же ширины полосы обороны?

Мы с вами уже знаем, что бригада сможет вести оборонительный бой в полосе не шире чем 20 км. Почему?

Все просто, уважаемый читатель. Во всех армиях мира основной тактической единицей, способной решать на поле боя задачи всех видов, является батальон. Он может эффективно обороняться на фронте не более 5 километров. В мотострелковой бригаде «нового облика» всего четыре батальона. Три мотострелковых и танковый. В танковой бригаде – наоборот.

5 км умножить на 4 равно 20.

Вот откуда берется 20 километров.

В мотострелковой дивизии обычно было четыре полка. Три мотострелковых и танковый. В каждом, (как и в бригаде)  - по четыре батальона. Итого – 12 батальонов. Но дивизия строила свою оборону, не просто вытянув батальоны в одну линию. И дивизия и полки в ее составе располагали свои батальоны в несколько эшелонов – для устойчивости. Наступающий противник, прорвав оборону на участке  батальонов первого эшелона, натыкался на второй эшелон, вновь организовывал бой, терял время, и т.д. А обороняющаяся дивизия могла, тем временем, снять батальоны второго эшелона с участков, где противник успеха не имел, и контратаковать противника в месте наметившегося прорыва.

Общее число батальонов в армии, укомплектованной тремя дивизиями - 48. Из них мотострелковых – 30, танковых – 18.

В пяти мотострелковых бригадах всего 20 батальонов (из них – четыре – танковых). Эти пять бригад, в отличие от трех дивизий, смогут только ПРИКРЫТЬ стокилометровую полосу.

И то, лишь, вытянувшись «в нитку» вдоль всей линии фронта.

Создать резерв в этой ситуации – весьма проблематично. Снять любой батальон с передовой линии – это значит – создать в обороне пятикилометровую дыру. Значит, нам для создания резерва на случай прорыва необходима, как минимум, еще одна бригада. Это еще четыре батальона.

Подводим итоги.

Всего имели 48 батальонов в трех дивизиях. Сейчас – 24 батальона в шести бригадах. По боевому потенциалу – выводы сделайте сами.

И при всем при этом - шесть(!) управленческих структур. Повысится ли управляемость столь громоздким сооружением?

Полагаю, что вряд ли.

 

 

«Во главе реформ всегда стоит безумец.»

Теодор Рузвельт

 

Очевидность восьмая: «Инфантильный милитаризм»

 

В далеком детстве меня очень занимал вопрос: кто сильнее – кит или слон?

Позднее вопрос последовательно трансформировался, но суть его оставалась.  Повзрослев, я понял, что сила – есть фактор, который действует лишь в определенных условиях. Кит «однозначно» победит слона в море, а слон сделает все что захочет с китом, оказавшимся на суше. Это условия пространственные. Однако, помимо пространственных условий существуют еще и временные.

В вооруженном противоборстве, которое проходит в единых для обеих сторон пространственных условиях,  побеждает тот, чья армия (при прочих равных условиях) более отвечает требованиям времени.

И поэтому глупо накапливать в арсеналах кремневые ружья в эпоху межконтинентальных баллистических ракет.

Но разрушать систему обороны государства, руководствуясь только тезисом «нам сегодня никто конкретно не угрожает» - глупо вдвойне. И уж полным идиотизмом, на мой взгляд, выглядят призывы «привести расходы на оборону в соответствие с ЭКОНОМИЧЕСКИМИ возможностями государства». Это аналогично высказыванию: «приведем размеры территории страны в соответствие с сегодняшними возможностями ее освоения!».

Если потребности в расходах на оборону страны превышают ее экономические возможности,  то надо не сокращать расходы на оборону, а увеличивать экономические возможности.

Иначе – «сократят» суверенитет и территорию государства. Причем, извне. Желающие найдутся!

Вернусь к аллегории, приведенной мною в первой «Очевидности». Юноша, получивший в наследство копье отца, не отпиливает древко и не меняет стальной наконечник на деревянный, только на том основании, что копье для него слишком тяжелое. Он накачивает мускулы.

Если мы хотим жить на земле, доставшейся нашим предкам потом и кровью – надо иметь в себе силы и волю эту землю при необходимости защищать.

Я намеренно не стал анализировать те аспекты деятельности руководящего состава Министерства обороны по переходу армии на новый облик, которые касаются денежного содержания военнослужащих и пенсионеров, подготовки и ротации кадров, оснащения армии современными вооружением, техникой и средствами управления. Оставил в стороне вопросы мобилизационного развертывания, всестороннего обеспечения войск и многие другие. Это всё – темы далеко не одной статьи.

В свое время для меня стало аксиомой что армия должна заниматься, по сути, всего двумя вещами. Или воевать, или готовиться к войне. В данной статье методом количественного анализа я всего лишь пытался определить – справится ли наша армия в том виде, в котором она находится сегодня, со своей главной задачей.

Отстоит ли? Удержит ли?

Сможет ли она защитить все то, что ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ – отнюдь не пустой звук.

 

Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →