Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Category:

Продолжение стаьи Кандаурова 3

Картинка 72 из 6200




« А не посчитать ли нам, уважаемые кроты?»

  

Мультфильм «Дюймовочка»

 

Очевидность пятая: «Лучше меньше, да лучше?»

 

Прежде, чем заняться подсчетом «сухого остатка» нашей армии, следует разъяснить читателю, что подразумевают военные профессионалы под понятиями «военный конфликт» и «война», а также какова связь между ними и способами применения войск в случае их возникновения.

Итак, война – это возникшее вследствие  антагонистических[1] противоречий, противоборство, ведущееся с глобальными целями двумя и более государствами, во ВСЕХ СФЕРАХ жизнедеятельности (военной, экономической, социальной, информационной и др.), в котором ВЫЖИВАНИЕ противника не является граничным условием.

Основной признак войны, уважаемый читатель, –  отнюдь, не только ведение военных действий с применением всех средств вооруженной борьбы. В первую очередь война - это величайшее НАПРЯЖЕНИЕ всех сил государства, достижение им максимума возможностей, использование всех ресурсов с целью достижения победы над врагом. Победа при этом достигается только совокупными усилиями всех составляющих военного потенциала. Лозунг: «Мы за ценой не постоим…» в этой ситуации максимально актуален, ибо единственной альтернативой является утрата суверенитета и территориальной целостности государства и нации.

Все вооруженные столкновения, которые по своему напряжению «не дотягивают» этой страшно высокой отметки – являются военными конфликтами.

Другими словами, - игра в случае войны ведется «по максимальным ставкам». Вопрос ставится так: быть, или не быть государству и народу, населяющему его территорию, в том самом, Гамлетовском понимании вопроса. Причем наличие чисто вооруженных столкновений в этом случае не является абсолютным условием. Пример? Холодная война.

Итак, повторяю. Максимальное напряжение. На кону – само существование государства в том виде, в каком оно вступает в войну. Если же вопрос при ведении вооруженного противоборства ставится хоть как то иначе – это вооруженный конфликт. Он может быть различной «интенсивности», продолжительности и масштабности. И дело здесь не в пространственно-временных характеристиках.

 И война и конфликт могут быть вялотекущими и интенсивными, молниеносными и затяжными, вестись в крайне ограниченном районе, или охватывать территорию в половину Земного шара, вестись с применением ядерного оружия, или без такового. Сути это нисколько не меняет.

Существует много классификаций войн и вооруженных конфликтов, однако, мы должны четко уяснить себе главное: война и военный конфликт – это, отнюдь, не одно и то же. При этом следует сказать, что большинство войн органически «выросло» из незначительных, на первый взгляд, конфликтов.

Скажу больше. Иногда одна из двух противоборствующих сторон ведет войну, а другая – участвует в вооруженном конфликте. Как такое может быть? А все очень просто, читатель. Все зависит от ЦЕЛЕЙ и задействованных государственных ресурсов. Одна страна может биться с максимальным напряжением всех сил, «не на жизнь, а на смерть», а другая – всего лишь посылать в район конфликта ограниченные кем-то контингенты.

Теперь о роли регулярной армии в войне и в военном конфликте.

Классическая военная наука двадцатого века предполагала наличие у государства как бы двух армий. «Первая» (кадровая) армия, состоящая из частей «постоянной готовности» была предназначена для участия во всякого рода вооруженных конфликтах, протекающих без напряжения ВСЕХ сил и ресурсов государства. А также для отражения первоначальных ударов противника в случае начала войны. «Вторая армия» - мобилизационная, создающаяся из ресурсов, накопленных государством в предвоенный период. Она должна была развертываться на базе соединений и частей «сокращенного состава», пока кадровая армия, истекая кровью, удерживает приграничные районы и не пускает противника вглубь страны. Таков «сценарий» классической, «правильной» ВОЙНЫ.

Суть «первой» (кадровой) и «второй» (мобилизационной) армий в двадцать первом веке по существу не изменилась. Добавилась воздушно-космическая составляющая. Кадровая армия должна теперь (помимо удержания приграничных районов) прикрыть всю страну в целом и развертывание мобилизационной армии, в частности, от первых воздушно-космических ударов противника. В том числе, если эти удары будут нанесены  ядерным оружием.

При этом, нашей Военной доктриной декларируется, что в случае серьезной угрозы национальной безопасности, Россия оставляет за собой право применить первой ядерное оружие. Так может, все остальные составляющие армии (кроме «ядерной дубины» и «ядерного щита») России не нужны?

К сожалению, это не так. Наличие ядерного оружия нисколько не снижает значение, например, Сухопутных войск при защите ими территориальной целостности страны. Ибо, никакие ракеты не гарантируют, что противник, получив ракетно-ядерную «оплеуху», не откажется от продолжения агрессии. Кроме того,  ни ракеты, ни бомбы, ни космические войска, ни средства радиоэлектронного подавления не в силах выполнить основную цель существования Сухопутных войск – ОТСТОЯТЬ ТЕРРИТОРИЮ.

Землю свою.

В том самом, первоначальном смысле.

Еще одна аксиома, которую Вам, уважаемый читатель, следует принять без доказательств: пока на участок территории не ступил сапог, или ботинок обычного пехотинца, – эта земля  ничья! Только ПРИСУТСТВИЕ на участке земли сухопутных войск, их основного компонента – пехоты, является, в случае войны, признаком ПРИНАДЛЕЖНОСТИ этой земли какому-либо государству. Ибо, территория – один из самых драгоценных ресурсов любого государства. Именно поэтому с такой скрупулезной точностью проводятся и охраняются границы всех без исключения УВАЖАЮЩИХ СЕБЯ государств. Именно поэтому несут ВОЕННУЮ службу в самых отдаленных точках нашей страны гарнизоны ее Сухопутных войск.

В отличие от войны, в конфликте любой интенсивности принимает участие лишь «первая», т.е. кадровая армия, которая должна иметь достаточно сил и средств, что бы не задействуя ресурсы, предназначенные государством для ведения «большой» войны, отразить поползновения противника, независимо от его целей и применяемых средств. При этом воинские части «второй», или мобилизационной» армии помогают «первой» восполняя ее потери, обеспечивая всем необходимым и до определенного уровня повышая свою способность к принятию в свой состав резервистов и техники из экономического комплекса страны на случай перерастания военного конфликта в «большую» войну. Сухопутные войска в ходе военного конфликта, как правило, выполняют ту же роль, что и в ходе войны – т.е. отстаивают ТЕРРИТОРИЮ.

В ходе преобразований, скоропостижно поразивших наши Вооруженные Силы в 2009-2010 годах, больше всех, однако, «досталось», именно, Сухопутным войскам. Общее количество соединений и воинских частей только за вторую половину 2009 года сократилось в восемнадцать(!) раз.

Полностью расформированы ВСЕ дивизии и полки, т.н. «постоянной готовности», которые содержались по штату военного времени. Также расформированы соединения (части) сокращенного состава и кадра,  базы хранения вооружения и техники (то есть те структуры, которые для ведения боевых действий должны были получать пополнение из резервистов). Кроме них под сокращение попали военные академии и училища, военкоматы, склады и базы снабжения, органы государственной приемки на предприятиях, производящих военную продукцию, органы военных путей сообщения. Это еще не все. Были сокращены «излишние управленческие структуры». Ликвидирован ряд армейских и большинство дивизионных управлений.

Общая штатная численность Вооруженных Сил сократилась с 1 230 000 военнослужащих до одного миллиона «штыков». По некоторым данным, в 2010 году в ходе «второй волны» сокращений  МО планирует довести общее количество штатных единиц в ВС РФ до  900  000 – 850 000 человек. Предполагается еще до конца 2010 года ликвидировать шесть управлений военных округов и взамен создать т.н. четыре «оперативно-стратегических командования» (ОСК).

Такой структурной перетряски армия не знала со времен послевоенных сокращений.

По заверениям Министра обороны РФ и начальника Генерального штаба избавление Сухопутных войск от «балласта»  позволило существенно повысить их боевой потенциал и улучшить управляемость ими.

Правда огромная «утечек» из различных источников, а также волна публикаций в прессе и интернете с резкой критикой действий руководства МО по сокращению Вооруженных Сил дает ма-а-а-аленькие, но весомые основания для сомнений.

Что же осталось?

Попробуем понять, на что теперь способна наша армия, реструктуризированная господами Сердюковым и Макаровым. Для этого мне снова придется приоткрыть перед вами, уважаемые читатели, дымовую завесу «секретности», которую поставили уважаемые руководители МО между армией России и её народом.

Итак, знакомьтесь. Восточно-Европейский театр военных действий. Он же – Европейская часть Российской Федерации, Калининградская область, страны Балтии, Республика Беларусь, Украина, а также восточно-европейские страны.

Театр поделен на три стратегических направления (СН). Северо-западное, Западное и Юго-западное. Они же – Ленинградский, Московский и Северо-Кавказский военные округа (соответственно), а также часть территории Приволжско-Уральского военного округа.

С 1 декабря 2010 года всеми войсками на этой территории будут «рулить» командующие ОСК. Территориями бывшего Московского и Ленинградского округов  - командующий ОСК «Запад». Территориями бывшего Северо-Кавказского округа и частью территории бывшего Приволжско-Уральского округа – Командующий ОСК «Юг».

«Фишка» проводимых преобразований в том, что командующему ОСК теперь будут подчинены ВСЕ части, которые базируются на территории ОСК. В том числе – авиация, флоты и всё остальное (исключая, возможно, соединения РВСН и КВ).

Сейчас, уважаемый читатель, я предлагаю Вам решить небольшую математическую задачу, которую решает каждый командир, принимая решение на бой. Называется она – «Расчёт соотношения сил и средств». Суть этой задачи очень проста: необходимо посчитать,  сколько подразделений  есть у нас, и сколькими располагает противник.

На территории ОСК «Запад» (Северо-западное   и Западное стратегические направления) имеется следующие соединения и воинские части.

На Северо-западном СН:[2]

Мотострелковых бригад – 5 (из них постоянной готовности – 3, учебная мотострелковая бригада – 1, База хранения и ремонта (по войне – мотострелковая бригада) – 1).

Бригада специального назначения (разведывательная) - 1

Десантно-штурмовая дивизия (десантно-штурмовых полков- 2, вертолетов – нет)

Ракетная бригада - 1

Артиллерийская бригада -1

Зенитно-ракетная бригада - 1

Бригад связи – 2.

База хранения и ремонта (по войне – инженерно-саперная бригада) - 1

Дивизию ВДВ можно условно считать за две мотострелковые бригады.

В итоге:

Всего бригад – 14.

Из них «боевых» – 10.

Напомню, что из общего числа бригад к «Первой» (кадровой армии) в данном случае можно отнести лишь 9 бригад, из них «боевых» – 7.

 

На Западном стратегическом направлении (на территории бывшего Московского военного округа) войск несколько больше. Но не намного.

Мотострелковых бригад –  5 (из них баз хранения и ремонта – 2)

Танковых бригад – 2

Учебных танковых и мотострелковых полков (в составе учебного центра) – 4 (считаем за 3 бригады)

Всего мотострелковых и танковых бригад – 10 (из них «кадровых» - 5)

Бригада специального назначения (разведывательная) - 1

Воздушно-десантных дивизий (двухполкового состава) – 2 (условно считаем каждую дивизию за две мотострелковых бригады)

Ракетных бригад – 2,

Реактивная артиллерийская бригада – 1,

Артиллерийских бригад – 3 (из них база хранения и ремонта- 1)

Зенитных бригад -2 (не считая отдельных стационарных и мобильных полков ПВО Москвы)

Инженерных полков – 2 (оба – базы хранения, условно считаем как одну инженерную бригаду)

Бригада радиационной, химической и биологической защиты – 1

Бригад связи – 2

Бригада РЭБ – 1.

Всего – 26 бригад

Из них «боевых» - 20

Как и на территории Ленинградского военного округа из общего числа к бригадам постоянной готовности (кадровым) можно отнести 19 бригад. Из них «боевых» - 15.

Всего в подчинении будущего командующего ОСК «Запад» имеется  14+26=40 бригад. Из них «боевых»: 10+20=30

Постоянной готовности «кадровых»: 19+9=28. Из них «боевых»: 7+15=22

 

Надеюсь, что читатель не забыл, что всего лишь две страны из двадцати восьми, входящих в НАТО, имеют в совокупности (без учета дислоцированных на их территориях соединений и частей армии США) 48 бригад. Из них «боевых» – 34. С учетом того, что нападающий ВСЕГДА имеет преимущество по времени (на доукомплектование своих «мобилизационных» формирований), получаем:

 

Общее число бригад у них больше на 20 бригад.

Количество «боевых» - больше на 12 бригад.

В полтора раза.

 



[1] Антагонистические  - противоречия, которые не могут быть разрешены путем переговоров, компромиссов, и взаимных уступок. В мировой истории разрешаются, как правило, путем применения вооруженного насилия.

[2] http://www.ryadovoy.ru/forum/index.php/topic,507.0.html

Продолжение следует

Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments