January 14th, 2022

победа

Сорок четвёртое декабря


В этот день 27 лет назад.
Помним!
И никогда не забудем! Такое забывать нельзя, чтобы никогда снова не повторить...
Это мой очерк, написанный в те дни. В нём много ошибок, неточностей. Я тогда многого не знал. Но это документ той эпохи. Того времени...

СОРОК ЧЕТВЕРТОЕ ДЕКАБРЯ.


… И теперь каждое утро, когда я просыпаюсь, то молюсь о них. Господи, не дай им умереть!
Пусть будет жив Леха, мой добрый Леха – «душа моя». Да минует смерть Сергеича. Ему с избытком хватает седины на висках и пуль, просвистевших над его головой. Спаси, Господи, земляка моего Игоря. Видеокамера – такая хрупкая защита. Укрой от беды Михалыча. Ты спас его в Афгане, сохрани и в этом аду.
Список мой длинен. В нем имена почти всех друзей. Как странно вышло вдруг, что здесь, на чеченской земле, война собрала их всех вместе: журналистов и врачей, десантников и танкистов. Почти все мои друзья на этой земле, на этой войне. Кто-то вернулся, кто-то еще там – под огнем. И опаленный им, вернувшийся оттуда живым, я в последней своей надежде обращаясь к Богу. Господь, не оставь их своей сенью. Сохрани! Спаси! Больше мне надеяться не на кого, Господи. Ибо никому, кроме Тебя, их не спасти.
* * *
…Эта война соткана из материи преисподней. Тяжело качающиеся рыжие, жирные факелы нефтехранилищ, черная копоть от горизонта до горизонта, нагромождение искореженных глыб металла сгоревшей техники. Руины, завалы, остовы стен, куски тел – свежие и загнившие, изломанное оружие и грязь. Грязь, взбитая, перемешанная гусеницами, колесами, сапогами, разрывами до липкости майонеза, она везде и на всем. На бинтах, на стенах, в горячей банке «тушняка» и на лицах убитых. На одежде и на оружии. По ней невозможно ходить, только скользить, но то и дело в нее приходится падать, вжиматься, спасаясь от пуль или от стервозного свиста падающей мины. Белесая и липкая эта грязь напоминает гной, и, кажется, сама земля этого города, зараженная смертью, отмирает навсегда в этом огне...

Collapse )