October 28th, 2013

воин

Ледокольный блюз





…До запертых во льду судов ещё около десяти миль. Лёд перед форштевнем ледокола лопается, с похожим на артиллерийскую канонаду треском, и по ледяному полю разбегаются ломаные линии трещин. Из них на поверхность вырывается вспененная белая вода, и кажется, что корабль идёт не по морю, а по кипящему молоку. Ледяные плиты, растревоженными чудовищами, с глухим рокотом грозно поднимаются из белого заснеженного поля навстречу ледоколу, встают в бешенстве на дыбы, всей мощью наваливаются на сталь форштевня, пытаясь раздавить посмевшего их побеспокоить чужака, но оказываются бессильными перед прочностью уральской стали и, утратив в броске всю свою ярость, тяжело оседают вниз, отваливают в сторону или уходят куда-то под скулы носа. И сам ледокол похож сейчас на какого-то огромного зверя, медленно ползущего по белому ледяному полю к черным пятнышкам судов на горизонте.  Словно живой, он то и дело немного кренится с борта на борт, словно переваливается через какие-то препятствия, палуба под ногами дрожит, как шкура исполина и, кажется, что он дрожит от нетерпения. Но на самом деле, нетерпение — качество, которое у ледоколов отсутствует начисто. Наоборот — работа ледокола это упёртое воловье упрямство, когда он метр за метром, миля за милей прокладывает путь через ледяные поля и торосы к цели — запертым, а иногда уже и зажатым льдами судам. Спешкой тут не поможешь. Только упрямство и мощь, перед которыми пасует и расступается стихия льда…
За кормой ледокола остаётся канал: у его краев торосы переломанных льдин, и только сейчас видишь, насколько же лёд многоцветен — вперемешку глыбы от белого, как сливки к кофе, до изумрудно зелёного и небесно-голубого. Чем ближе к центру канала — тем меньше льдины и в самой его середине настоящая "ледяная каша". Солнце садится, и это ледяное крошево сияет и искрится в его лучах всеми цветами радуги, как сказочные россыпи алмазов. Зрелище завораживающее и величественное.
Уже в темноте ледокол прорывается к запертым в ледяном поле судам и начинается долгий путь пастуха, выводящего своё робкое стадо из опасного плена… Collapse )