October 4th, 2013

воин

Двадцать лет спустя...





…Так уж вышло, что двадцать лет назад в пронзительно солнечные октябрьские дни я понемногу возвращался к жизни. Опутанный целой системой трубок, дренажей я учился спать не шевелясь, есть и пить лёжа, не промахиваться в "утку" и ещё целой куче всяких грустных больничных премудростей, с которыми знакомишься на койке хирургического отделения.
А ещё я учился молчанию. По больницам и госпиталям уже во всю сновали оперативники в поисках «активных участников путча», людей выдёргивали прямо с больничных коек и увозили в тюремные застенки. Большинство товарищей пряталось по родственникам и дальним дачам. Шли обыски и аресты. Меня тоже разыскивали. Мои фотографии и описания были у оперативников, но сбивало их с толку то, что на них я был в форме, и искали они некого офицера – десантника из штатба Ачалова, а на больничной койке лежал журналист гражданской газеты…
Тогда мне повезло. Меня не нашли, не «вычислили». Может быть, рвения большого не было, а может быть, уже и без меня в изоляторах и тюрьмах было набито достаточно народу для образцово-показательной экзекуции, которую мечтал устроить Ельцин. Алексей Казанник, назначенный в те дни генеральным прокурором России, в интервью «Комсомольской правде» (12.4.94) вспоминал, как в администрации президента его инструктировали: «Не проводить никаких политических процессов... Октябрьские события расследовать за 3-4 дня, предъявить всем обвинения по статьям 102 и 17, то есть за соучастие в убийстве... Процесс должен длиться два-три дня, и всех надобно приговорить к смертной казни!» Огромное человеческое спасибо ему за то, что не выполнил этот приказ. Как мало в России людей способных ставить собственную честь выше верноподданнического холуйства.
Сегодня, спустя двадцать лет после тех событий, всё видится совершенно отчётливо. Кто-то из древних очень точно подметил, что правда это яд, который действует сквозь годы.

Единственная и убогая отмазка тех, кто тогда оголтело поддержал Ельцина, что-де расстрел парламента и военный переворот якобы спасли страну от гражданской войны. Именно эту версию вчера в очередной раз занудно озвучил по ОРТ старый кремлёвский холуй Серёжа Медведев, который до сих пор, похоже, боится собственной тени. Серёжа, помилуй, какая гражданская война? Кто бы с кем воевал? Если «гражданская война» не началась после того как вы руками оболваненных ментов и, нанятых за бабки танкистов, расстреляли «Белый дом» и уничтожили сотни людей, то, смети вас в октябре народ – никто бы и пальцем не пошевелил в вашу защиту. Или пьяная тусовка ночью 3 октября у Юрия Догорукого это ваша «армия»? Или вы всерьёз были уверены, что расстрел всех парализовал страхом? Ну-ну…

Сегодня совершенно очевидно, что октябрьский переворот это была не какая-то там борьба мифических «реформаторов» с «консерваторами», не противостояние «молодых демократов» и «старой партноменклатуры» и даже не противостояние «коммунистическому реваншу», а циничный захват власти в стране группой мерзавцев, которые желали лишь одного – бесконтрольного и ничем не сдерживаемого обогащения. И они победили. За следующие двадцать лет Россия последовательно прошла через полную экономическую и политическую деградацию, пережила дефолт, была тотально до нитки ограблена и разворована, перестала быть независимым политическим субъектом, попала под управление кучки олигархов, умылась кровью в двух чеченских войнах, была истерзанна организованной и неорганизованной преступностью. Всё это прямое следствие указа 1400.

Ну, и, конечно, отдельный привет нашей либеральщине.

Вы сегодня воете, что живёте в тоталитарной стране, что «режЫм» жесток и свиреп, ну так, милейшие, это вы передали ему всю власть, вы его поддержали двадцать лет назад, вы скулили устами шавки-Ахеджаковой, «…эта проклятая конституция!»

Ребята, это ваша власть, ваш режим и теперь пеняйте лишь на себя…

воин

Белый дом, черный дым (2013)



Пожалуй, самое объективное расследование событий 1993 года. Не добавить, ни убавить. Владимр Чернышёв смог найти и разговорить даже тех, кто молчал двадцать лет. Например начальника следственной группы Прошкина или бойцы батальона "Днестр".
Это и есть настоящая журналистика и высший профессионализм!