January 6th, 2012

победа

История одного боя

88.36 КБ


 

  

 

...Я помню первую встречу с ним. Это было в день лунного затмения. Мы на плечах пехоты с восьмым отрядом спецназа "Русь" заходили в аул Белготой. С утра за него шёл жаркий бой и мы стояли в колонне на горе перед аулом в ожидании приказа идти вперёд. Штурмом командовал тогда ещё совсем никому неизвестный генерал-майор Шаманов только-только принявший командование оперативной группровкой. От этой встречи осталось несколько абзацев очерка «Затмение войны»:

 

 

…...С передовой подъезжает МТЛБ. С брони сгружают раненых и убитых. Трое — экипаж подбитого танка. Сам он в полуторакилометрах впереди, еле видимый на склоне, разгорается и чадит черным копотным столбом. Наводчик тяжело стонет в бреду. Лицо его, выше губ, в пелене бинтов, на которых медленно расцветает алое пятно крови. Механик-водитель с раздробленной ногой меланхолично смотрит в землю. То ли  в промедоловой "нирване", то ли в контузии. Убитый на носилках замотан в плащнакидку. Из-за склона горы вырывается "вертушка" — Ми-8 — и тут же начинает, не торопясь, пристраиваться на посадку, чем-то напоминая большую наседку.

— Кто такой? — кивает в сторону убитого авианаводчик.

— Не знаю, — отвечает лейтенант — старший на МТЛБ, — говорят, разведчик сидел в башне. Не наш...

Подходят еще солдаты. Распеленывают брезент. Лицо погибшего. Сине-черное от страшного взрыва внутри машины. Никто его не узнает. Отходят качая головами. Опять пеленают тело в брезент.

"Вертушка" касается земли и, пригибаясь от ветра, раненых начинают перетаскивать в вертолет. Один из них – разведчик в бандане с черепами с прострелянной ногой ковыляет сам, опираясь на плечо механика. Последним на носилках несут "двухсотого" — так на военном сленге называют убитых.

Раненые — "трехсотые".

Закрываются двери и, взревев движками, вертушка отрывается от земли, с глубоким креном, "опрокидывается" в пропасть за дорогой, но тут же выравнивается и исчезает за скатом горы.

МТЛБ, привезший раненых, грузят ящики с боеприпасами. Патроны, снаряды, выстрелы к РПГ. Наконец, изрядно осевшая под грузом боевого железа, тяжело урча движком уходит за поворот на передовую.

Над окраиной аула жирно и густо стелется дым горящей "семьдесят двойки"...

 

 

Collapse )