December 9th, 2003

победа

Доброе утро, Вьетнам!

...В Москве опять война. Опять погибшие. Опять кровь. Опять толпы зевак у ограждения. Москва и толпа не меняется. Две девицы рассказывают как у них на глазах разорвало нескольких людей и при этом совершенно счастливо хихикают - их же телевидение снимает! Они на экране! Вот оно счастье! Один знакомый звонит мне на мобильный:
- Старик, мы сидим в пятистах метрах от взрыва в кафешке. У нас стёкла треснули. Мне на стол упали осколки.
- И что вы?
- А чего мы? Сидим пьём. Что там по «телеку» говорят? Сколько погибло?
...Трагедия террористов в том, что в России они просто бессмысленны. Они ничего не смогут здесь добиться своими взрывами. Русские абсолютные фаталисты. Им всё по хрену! "Норд-Ост" - шоу! Взрывы домов - сначала истерика, а за тем на пару месяцев повод выпить с соседом во время ночного дежурства (верх самоорганизации!). Какой смысл взрывать себя в стране, для которой жизнь человека из века в век - тяжкий, изнурительный труд, а смерть - освобождение от страданий.
Однажды осенью я понял феномен русских заборов. Вечно грязных, полуразваленных, кривых и бессмысленных. Почему в километре от русской границы, в той же Латвии ровненькие палисады и каменные "по ниточке" заборы, а у нас, что называется "как бык поссал".
Всё очень просто. Это потому же, почему каменные дома у нас стали массово строить лишь в 18 веке, а до этого сплошь бревенчатые. У русских в крови фатализм, смирение перед судьбой, ожидание беды. 700 лет непрерывных войн, а точнее - вторжений всякого рода орд и армий выработали в русских полное презрение ко всему основательному, прочному. Чем прочнее и основательнее дом - тем труднее его восстановить после очередного набега орды и штурма "ливонцев". А бревенчатый - что? Сожгли - не беда! Главное - выжили! Леса много. Новый за месяц на пепелище будет отстроен...
Ровные, красивые, основательные заборы - признак "стабильности" цивилизации, её уверенности в своём будущем, торжества «частной жизни», приоритета личности.
У русских никогда не было и пятидесяти лет мира. И эти ценности просто не успевали стать ценностью для русских. Поэтому им по хрену «ровность» заборов…

...Странно, я дико боюсь за родных. Но за самого себя почему-то не страшно. Наверное, похренизм у русских в крови. Если мне скажут, что завтра где-то в городе взорвут ещё две бомбы, то я сделаю всё, что бы родные остались дома, но сам вряд ли изменю свой график.
"Чему быть суждено - неминуемо будет!
Но не свыше того чему быть суждено..."
Наша история - это не история оркестра "Титаника", игравшего до того момента, пока вода не залила танцзал. Это история британцев! И не история Диогена, которому закрывает солнце Александр. Наша история это надпись на доске, найденной у разбившегося о скалы необитаемого острова поморского баркаса. Два брата, выброшенные на берег, провели на этом острове несколько месяцев, пока холод и голод не остановили их сердца:
"СМЕРТЬ ВСЁ НЕ ВОЗЬМЁТ, СМЕРТЬ СВОЁ ВОЗЬМЁТ…"