November 16th, 2003

победа

Живот или жизнь?

...Девятнадцать лет тому назад в тёплый сентябрьский день за два дня до первой лейтенантской зарплаты меня, скрюченного в "позу личинки", свезли в обычную московскую больничку, где к утру я расстался с известным червеобразным отростком кишечника более известном в народе как "аппендицит" (правильно, наверное, аппендикс). Я не знаю, что там ещё прихватил с ним хирург, но уже через десть дней после того как я оказался на столе, выписываясь из больницы, я не смог застегнуть на поясе брюки.
Тогда я не внял этому грозному знаку. Подумал, что не очень удачная операция (разошёлся шов из-за лечащего врача, какого-то высокомерного грузина, который впервые соизволил вызвать меня на перевязку лишь на пятые сутки) и соответственно повязка не дают моим штанам сойтись на поясе.
Так началась почти двадцатилетняя война с животом.
Надо честно признаться, что полной победы в ней пока так никто и не одержал. Но преимущество явно на стороне живота. Год за годом я отдавал ему сантиметр за сантиметром своей талии. Возможно, не так быстро, как ему хотелось, а способности к росту у него просто феноменальные - полтора литра пива, полкило креветок и утром - плюс два кг!!! Хоть убей! - не понимаю, как ему удаётся этот фокус. Ведь, пиво-то, «по умолчанию» обратно вроде уходит...
За это время я многому научился и многое понял.
Во-первых, я понял, что в этой борьбе я абсолютно одинок. Все врачи, диетологи, тренера и прочий штат тех с кем мы обычно связываем свои надежды, если не на физическое совершенство, то хотя бы на приемлемые параметры, на самом деле находятся если не вообще в стороне от этой войны, то уж точно в глубоком тылу. А ты тут с животом один на один...
Во-вторых, я чётко уяснил, что любую оставленную позицию придётся возвращать путём полного напряжения сил и воли.
В-третьих, я понял, что большинство из тех, кто учить нас худеть, сами худы от природы. И нас «не худых» никогда не поймут. (Интересно, почему худые любят учить худеть, но ни один толстяк не берётся обучать мир тому, как поправиться?)
В- четвёртых, сдаваться в этой борьбе никак нельзя. Наш мир суров. Он не создан для толстяков. То, что для обычного человека является само собой разумеющимся, для полного – настоящее испытание, если не пытка. Вы, стройные, не знаете, чего стоит обладателю объёмного живота завязка шнурков, снятие носков, педикюр, подъём по лестнице в жару.
Самолётные кресла и места в автобусе – «прокрустово ложе». В них опускаешься как объятия «железной девы». Пластиковая уличная мебель – предмет вечной ненависти всех, чей вес перевалил за центнер. Она так и норовит разъехаться под тобой, как детский табурет, а что бы встать из неё надо просто почувствовать себя, Гераклом, разрывающим пасть гидры, вцепившейся в твои бёдра.
Одышка, расстройства, геморрой, потливость, дикий храп, переходящий в апноэ, вечная сонливость, варикоз, «не стоит»… Если не хочешь узнать, что это такое – борись и не сдавайся!
И, наконец, в-пятых - мне достался не просто живот. Нет... Мне достался самый совершенный квантовый конвектор из всех созданных природой.
Ещё в бытность «старлеем» я всегда с удивлением и завистью смотрел на своего доброго товарища, стройного как стальной шкворень Сашу Войнова (да продлит Аллах его годы!), который, заходя в столовую, мог совершенно спокойно есть всё, что угодно и в любых количествах на завтрак, обед и ужин.
Уже тогда я знал, что если буду питаться «классически» - три раза в день, то размеры буду менять через два месяца. Мой желудок готов переварить что угодно. Он давно изучил и освоил известную формулу Энштейна, по которой энергия, заключённая в любом объеме вещества равняется массе умноженной на скорость света в квадрате. Ему одному можно смело насыщать энергией троих мужиков. Но вот проблема – работает он на одного….
Хотя нет. Странно, но я оказываю совершенно «убойное» действие на друзей и подруг. Прожив за сорок лет своей жизни под крышей не с одной женщиной, я могу совершенно точно утверждать, что все они, попав в мои лапы субтильными мотыльками, спустя некоторое время не полнели – нет. Но приобретали вполне зримые женские стати. При этом – честное слово, я не работал откоромочным цехом. Просто такая аура…

Диеты не рулят!
Я, правда, никогда не принадлежал к славной когорте «странных людей», рассчитывающих каждый съеденный кусок в калории и не отходящих от весов дальше чем на километр. Нет. Но уж если родные или друзья убеждали меня испытать «железную», «уникальную», «новейшую» диету, то я честно и без всяких поблажек проходил сквозь сие испытание. Итог обычно был более чем скромный. Те три- четыре кг., которые были сброшены за две недели или десять дней, умудрялись «прирасти» за те же две недели, причём нахально не обращая внимания, на то, что я пытался не выходить за рамки дальнейших рекомендаций.
Впрочем, на диетах можно худеть. И можно похудеть серьёзно. Я это понял. Но цена этого изменения - моя собственная жизнь. Если хочешь измениться радикально, уйти за три – четыре размера – измени всю свою жизнь. Свои привычки, свои отношения с людьми, своё общение с друзьями, свой быт и досуг.
Будь готов к тому, что изменится твой характер. Как он всегда меняется у «завязавших» алкоголиков.
Но для меня такая цена заветной стройности не приемлема. Мне нравится моя жизнь. Она дорога мне именно такой.

Химия – пустая трата денег и эксперименты над собственным организмом.
Всё, что рекламируют по телевизору стройные тётки или пожилые актриски – отходы навозной фабрики.
Серьёзные лекарства стоят огромных денег, но и они требуют к тому же полного изменения стиля жизни. А если его нужно менять – на хрена тогда таблетки?

Что помогает?
Лично мне – только одно. Просто НЕ ЖРАТЬ! Сутки ли, двое в неделю (смотря, как гуляет вес) Или дней пять – семь, если надо его серьёзно – килограмм на восемь – десять согнать.
Главное только себе не врать. Что вот ещё один ужин и с утра начну за собой следить. Что вчера я весил на двести грамм больше. Что всё само рассосётся…
Надо просто не бояться, раз в три дня вставать утром на весы. И на стенке карандашом заранее написать некую цифру, которую ты сам считаешь для себя абсолютно неприемлемой. И когда ты к ней приблизишься – тогда уже всё! Решай или или…

…Сегодня у меня с моим животом вполне джентльменское соглашение.
Моё требование к нему одно и очень простое – не мешать мне жить. И всё! Я давно не хочу стройности Ван Дама. Ну не моё это. Увы! Но меня вполне удовлетворяет та внешность, которую я наблюдаю в зеркало, когда бреюсь или моюсь. Просто, не мешать мне жить.
Всё остальное – на его усмотрение.
Когда он борзеет и, наклоняясь к ботинкам, я начинаю ловить знакомые чёрные мушки в глазах, я просто перестаю его кормить. Пару дней он обиженно покусывает меня изнутри, но потом угрюмо смиряется и начинает растаскивать «кладовые». Когда вес приходит в норму мы оба, в полной взаимной любви возвращаемся к нашему обычному распорядку…