October 18th, 2003

победа

Русские иллюзии

…Есть стойкие иллюзии, которыми прочно закупорены мозги среднего "россиянца". Например, большинство обитателей нашей страны стойко убеждены, что нет в мире более щедрой нации, чем русские. На самом деле это иллюзия. "Россиянцы" - жадный народ. Знаю это по личному опыту. Богачи легко могут пропить за вечер в кабаке тысячу "баксов", но не дадут ни рубля нищей деревенской школе, около которой отгрохали очередное поместье. "Россиянцы" не умеют и не любят и презирают сострадание. Помню, на призыв газеты помочь воюющему Приднестровью медикаментами, откликнулись в основном бедняки. Люди несли кто бинт, кто йод, кто коробку шприцов. Но ни одна аптека или фармзавод не дали ни пачки аспирина.
"Россиянец" щедр на свой личный выебон. На крутой автомобиль, на кабак, на придорожного нищего (по пьяне обычно), но помогать по настоящему нуждающимся, быть искренним и последовательным в этой помощи "россиянцы" не умеют.
Интересно, кто вообще внушил нам, что мы "щедрые"? История моей родной деревни (глухая смоленщина) буквально набита историями о скупости, жадности и чёрствости её обитателей. За корку хлеба убивали. Нищего семилетнего голодного мальчишку забравшегося в чужую печку, что бы поесть два здоровых парня забили до смерти. Другую нищенку, стащившую полбуханки хлеба, обварили насмерть кипятком. Замечу, что на воровство в деревне нищего может толкнуть лишь полное отчаяние. Слишком всё на виду, слишком всё явно. Если бы подали хоть кусок - никуда бы он не полез... И это не 19 век. Это 40-е годы прошлого века.
Кто внушил нам что мы "добрые"? Историческое кино и "великая русская литература" 19 века.
Но большинство литературных источников о "русском народе" выдуманы и насквозь фальшивы. Все наши "деревенщики" и "народники" 19 века "народ" видели исключительно с парадного крыльца собственного поместья или из окна кареты. Самые большие тогдашние знатоки "русского народа" общались с ним посредством хождения в народ с ружьём. Когда "шестёрка" егерь или псарь забавлял барина у костра историями про "русскую жисть", которые барин потом расписывал в своих рассказах. Тогда хорошо и удобно было писать о "русском народе" по той простой причине, что этот самый народ был на 85% безграмотный и ничего написанного о самом себе прочитать не мог. В таких условиях можно было создавать любые глупости и сказки. Всё канало за правду. Благо писали богатые, скучающие бездельники точно для таких же богатых и скучающих бездельников.
Насколько их представления о "мужичках" и "народе" оказались ложными можно легко судить по судьбе "народников". Начитавшиеся сказок о "русском народе" целое поколение "разночинцев" - "бюджетной" городской интеллигенции отправилось "в народ" учить, спасать и улучшать его жизнь. Только вдруг оказалось, что "русский народ" совсем не похож на героев Тургенева или Некрасова. Все попытки это народ "спасти", "улучшить" наталкивались на глухую стену равнодушия и циничной хитрости.
Деньги о "дурящих бар" на «улучшение жизни» брали с удовольствием. Но никаких "свободных общин", "коммун", "просветительства" так и не вытанцевалось."Хлеб да соль!" – пароль. «Ем да свой!» - отзыв. В лучшем случае разночинцы пополнили собой учительские штаты церковно-приходских школ или персонал уездных больничек и превратились в желчных, разочарованных и часто пьющих «господ». В худшем - были выданы полиции, как крамольники и подстрекатели к бунту, а скудное имущество их тот час после ареста растащено.
Полтора века прошло. Можно уж было хоть чуть - чуть критичнее смотреть на себя. Нет! Мы по-прежнему обожаем рассуждать о «русской духовности», «бескорыстии», «щедрости», о последней рубахе, о святой Руси. Только как приходит очередная осень наши современные «разночинцы» изо всех сил «морщат ум», как защитить свои сиротские дачи от зимних набегов родного ворья и местных вандалов. Причём, замечу, что в большинстве мест глухой дачной Руси никаких специальных «банд» или «шаек» дачных грабителей нет. Это, так сказать, «исторический» местный народный промысел.
Те же кто побогаче, те вообще с «русским народом» обращаются совсем просто и не «духовно». Забор выше трёх метров, охрана, цепные псы, отбитые почки, (что б не повадно было)…
Мы высокомерно считаем, что душа есть у нас одних. Что у любого иностранца её просто нет и быть не может. Немцы – скряги, французы «лягушатники», американцы – вообще роботы. Наш обыватель свято убеждён, что наши бандиты круче всех бандитов, наши женщины красивее всех женщин, наши мошенники самые хитрые, а подлецы самые подлые.
Только в большинстве стран Европы, в отличии от России, действует огромное количество частных программ помощи беднякам, которые существуют на частные пожертвования. Действуют медицинские программы для бедных. Деньги на операции наших безнадёжных инвалидов чаще всего дают не наши «российские щедрые души», а безвестные американцы, немцы, французы. Наших «афганцев» из плена впервые начали вызволять французы! Наших сирот разбирают по американским и итальянским семьям. И очереди стоят на года вперёд! Но обыватель всё равно тупо твердит – «Нету у них души! Всё на деньги меряют. За франк удавятся!»
Как бывшая красавица по привычке считает себя красивой, так и сегодняшняя Россия на самом деле, давно некрасива, стара, плохо пахнет, плохо ходит, жадна, немилосердна и чрезвычайно озлоблена.
Русские давно не щедры, мы давно не лучшие солдаты, давнее не лучшие спортсмены и как бандиты проявили себя только на ниве бессмысленных и неоправданно жестоких преступлений.
Зачем я пишу так жестоко о собственном народе? Для того, что бы он, наконец, осознал на какой страшной черте он стоит, и сделал бы хоть что-то, что бы от этой черты отойти. Что бы он снова стал щедрым, добрым, храбрым, солдатским, умным и весёлым.
Но сегодня похабные мессианские «базары» о нашей святости, беспорочности, жертвенности, избранности надо заткнуть как прорванную канализацию.
Я органичная часть русского народа другого у меня нет и ни кем другим я быть не хочу. Но народ мой сегодня это пьяный мужик, спящий в осенней луже под забором, прогулявший последнюю рубаху, пропивший дом, забросивший детей и землю. Ему сейчас нужны не сладкие сказки шинкаря о «широте души» и «избранности». Шинкарь и так уже содрал с него всё, что мог. Нет! Ему сейчас нужен ушат ледяной воды, что бы протрезветь.

(спасибо Лимону за идею)