Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Categories:

ЭНИ - ПО КИРГИЗСКИ МАМА...







Иссык-Куль невыразимо красив.

Бирюзово-голубая вода до горизонта, который как драгоценным багетом обрамляют снежные пики Тянь-Шаня. А за спиной изумрудные от лесов и горных долин отроги Алатау. И над всем этим ослепительное высокое горное солнце.

Воистину, Иссык-Куль жемчужина Средней Азии.

...Мы почти два часа едем вдоль озера, постепенно забираясь всё выше и выше. Сухая прибрежная степь сменяется густыми сочными лугами, вдоль дороги поднимается лес. Всё ближе отроги Тянь-Шаня. И почти у самого дальнего края Иссык-Куля мы сворачиваем с дороги и, проехав по прямой как стрела тенистой аллее, останавливаемся рядом с аркой, на которой выведено название «Мээрим Булагы»...



...Вылезаем из машины, и почти сразу нас окружает детвора. Ребята как взрослые протягивают ладошки для рукопожатия.

- Привет! Как ваши дела?

Девчонки стоят в сторонке, любопытно стреляя раскосыми глазами.

«Мээрим Булагы» по-киргиззски значит «Благодатный источник».

Это детский дом.

А от здания в глубине к нам уже идёт улыбчивая невысокая женщина в просторной клетчатой рубахе поверх брюк. Хозяйка и хранительница.

Здравствуйте, я Гульнара…

70.53 КБ

В 1882 году по указу Императора Александра III, для укрепления "веры православной" на недавно вошедших в состав Империи киргизских землях, на полуострове Светлый Мыс был основан Новотроицкий православный мужской монастырь. Первые монахи прибыли на берега Иссык-Куля с Валаама, а настоятелем был назначен игумен из Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

При монастыре были распаханы поля. Все земли были поливными. По воспоминаниям старожилов, при монастыре были пасека, коровник, овчарня, кузня, большие сады, виноградник и цветники. При монастыре была обширная библиотека, в которой находились книги не только духовного, но и светского содержания. Монахи обучали детей из окрестных сел чтению, письму, и азам землепользования.

Если посмотреть на село Ак-Булун – так по-киргизски звучит Белый Мыс - с одного из предгорных холмов, то планировка улиц в районе монастыря выполнены в виде креста. И это – не случайное совпадение. Так было задумано изначально.

Но в 1916 году в республиках Средней Азии вспыхнул мятеж. Началась резня русских. Однажды во двор монастыря ворвался отряд мятежников. Они сожгли большую часть монастырских построек, в том числе и главный храм. Двадцать четыре из двадцати шести находившихся в то время в монастыре монахов были зверски изрублены. Двоим чудом удалось бежать. Обратно они уже не вернулись. И монастырь опустел.

Но в 1926 году о пустующем монастыре вспомнили. После окончательного утверждения Советской власти в Киргизии, здесь был открыт детдом для детей потерявших родителей. Он просуществовал до середины тридцатых годов.

С тех пор здание монастыря ещё трижды становилось домом для сирот и бездомных детей.

Зимой 1941 года был вновь открыт детдом для детей блокадного Ленинграда. И до конца войны здесь жило сто двадцать детей.

В 1950 году тут вновь был открыт детдом, который просуществовал до начала 70-х

И вот в 1999 году началась новая история детского дома на Светлом мысу. Детского дома «Мээрим Булагы» Гульнары Дегенбаевой.

Здание, пустовавшее с начала 90-х, ветшало. Земля вокруг него заросла кустарником и колючкой. Поэтому когда Гюльнара попросила передать ей заброшенное здание никто не возражал. Никому не был нужен дикий пустырь с руинами.

Воспитанники своими силами привели здание в порядок, вокруг здания трапезной разбили сначала небольшой огород, который теперь стал целым хозяйством. Теперь здесь есть даже теплицы которые с ранней весны и до поздней осени снабжают столовую свежими овощами. Есть и собственные мастерские.

И за всем этим стоит энергия и воля одного человека – Гульнары Дегенбаевой…

49.65 КБ

История этой женщины заслуживает целой повести.

Родители Гули умерли, когда ей было всего девять лет. И она осталась одна с четырьмя братьями. Все младше её. Как ей удалось убедить чиновников не разлучать семью - знает только она. Но, факт есть факт – ей разрешили остаться с братьями в их доме старшей. И все последующие годы она была им фактически мамой. При этом она умудрялась хорошо учиться. Её страстью был театр. И после окончания школы она решила поступать в Москву в театральный. И поступила! Но, к сожалению, отучиться ей там пришлось лишь год. Оставшиеся без сестринской опеки мальчишки не справились с самостоятельностью и очень скоро пошли, что называется, «в разнос». Перестали учиться, стали попадать в милицию. Ради них Гульнара бросила институт и вернулась домой. И снова взяла бразды правления семьёй в свои руки. Отчитала братьев, заставила их вернуться к учёбе. Уже здесь поступила в педагогический институт.

Вырастила всех, всех устроила.

А потом её «украли» замуж. Семнадцать лет она прожила с первым мужем. От этого брака у неё двое детей – дочка и сын. Сейчас они уже взрослые самостоятельные люди. Но потом брак распался.

Одиннадцать лет назад она встретила своего нынешнего мужа Руслана Мукамбетова. И именно с ним она исполнила свою многолетнюю мечту – создала детский дом «Мээрим Булагы» - Благодатный источник.


История каждого ребёнка это трагедия. Слушаешь их, и на глаза сами собой наворачиваются слёзы. То, что довелось пережить этим малышам иначе, чем ужасом не назовёшь. Они замерзали в пустых не отапливаемых домах без света и воды, неделями не ели, а едой считали объедки с мусорных свалок. Месяцами не мылись, болели как звери, вылёживаясь в каких-то норах, а то и просто под кустами. Многие видели смерть родных и близких. То, что некоторые из них выжили это просто чудо.

Маша, Даша и Миша Денисенко с детдоме всего несколько месяцев. Старшему Мише четыре, младшей Даше, нет и двух. Дети фактически жили на улице. Голодали, ночевали где придётся. Когда они попали в «Мээрим Булагы» они даже не знали что такое горячая пища и не умели обращаться с ложкой. Теперь у них есть дом, дети понемногу отогрелись. Привыкли к новой семье. Но главное – они вместе! Три родные души. Здесь в детском доме у них есть будущее. И всё чаще с их губ срывается самое ласковое слово на земле – мама. И эта мама – Гульнара…

146.30 КБ 65.04 КБ

А ещё у ребят есть «апа» - бабушка. Бабушкой ласково называют завхоза детдома Кольшуль Барманову. Она здесь уже пять лет.
56.15 КБ

Повар Сюмкан Дюшенбиева почти с самого создания «Мээрим Булагы» – восемь лет.



33.02 КБ
76.51 КБ


Дети попадают сюда самыми разными путями. Кого-то в прямом смысле слова подбирают на улице, кого-то привозят дальние родственники, есть те, кто приходят сами. Главное условие – желание ребёнка жить здесь в общине. Возраст, пол и национальность роли не играют. Сейчас в приюте пятьдесят девять детей семи национальностей. Русские, украинцы, киргизы, татары, казахи, немцы, узбеки.

Недавно закончил школу и уехал в Израиль мальчик детдомовец еврей.

- У нас полный интернационал. – Улыбается Гульнара. – Все дети говорят на русском и киргизском. Так что никакого языкового барьера у нас нет.

Гуля скромно умалчивает о том, что смогла добиться, что бы для детей «Мээрим Булагы» в местной школе специально открыли русские классы. И все дети теперь получают образование по русским программам.

39.98 КБ

И это в республике, где численность русскоязычного населения ещё недавно сокращалась огромными темпами.

Уезжают русские и сейчас. Но уже скорее от экономической бесперспективности. Жизнь в республике очень тяжёлая, бюджет мизерный. Большая часть населения живёт за счёт натурального хозяйства. Промышленность практически замерла. И русским, традиционно сосредоточенным в промышленном и научно-техническом секторе, в этих условиях выживать очень трудно. Поэтому многие принимают решение уезжать…

И для Гульнары будущее её детей предмет постоянных забот. Даже детям из полных семей не просто найти работу в республике. Рабочих мест мало, безработица высокая. Что тут говорить о детдомовцах. Поэтому каждым своим воспитанником Гуля занимается сама, каждого поддерживает. Несколько раз в месяц в Бишкек едет автобус, который везёт ребятам продукты – картошку, масло, сметану, домашний хлеб.

По разному складываются судьбы воспитанников детдома. Несколько ребят уже закончили ВУЗы и работают самостоятельно. Ещё несколько ребят учатся в институтах. Кто-то работает. А недавно сыграли несколько свадеб.

Вообще к свадьбам в детском доме подходят со всей серьёзностью. Всем детдомом в зимние вечера девчонки и ребята готовят приданное. По киргизскому обычаю девушка должна войти в юрту мужа с сундуком, в котором будет всё для жизни – посуда, бельё, полотенца. К сундуку должно прилагаться не меньше одиннадцати одеял. Конечно, сегодня это приданное скорее дать обычаю, но соблюдается он свято. Поэтому из старой одежды, каких-то лоскутков и обрезков девочки шьют удивительно красивые, яркие одеяла, а ребята из дерева собирают роскошные сундуки, которые украшают причудливым орнаментом. И теперь в комнате отдыха вдоль стены выстроился целый ряд «приданных» сундуков с стопами одеял сверху…

45.62 КБ

А ещё в детдоме придумали свой «детский банк». В нём у каждого из детей свой счёт, на который начисляются деньги в зависимости от трудового участия. И каждый, отправляясь в город может взять с него нужную сумму на вкусности или кино.

Эта задумка приучает детей уметь обращаться с деньгами, знать им цену - это азы той семейной экономики, которая потом помогает детям быстрее адаптироваться к самостоятельной жизни.

Славе Коротенко четырнадцать. Он «старожил» детдома. Собственно с него всё и началось. Одиннадцать лет назад, когда Гульнара с мужем решили взять на воспитание ребёнка, кто-то из соседей сказал Гульнаре, что в соседнем посёлке на помойке живёт ребёнок.

- Забери его. Из всей родни у него только бабушка, но она уже третий месяц лежит парализованная. Не возьмёшь, он до осени не доживёт. – Сказала соседка.

Гульнара собралась и поехала туда.

Славу она нашла в кустах за помойкой. Он ел дохлую ворону. В свои три года он не мог ходить, почти не говорил.

В больнице, куда она принесла Славу, ему поставили диагноз – рахит, и развели руками – скорее всего не жилец. Ни родных, ни документов. Без ухода – не выживет. Гульнара коротко ответила:

- Я его мать! Я буду с ним…

Шесть месяцев она пробыла рядом с ним, вытаскивая его почти с того света, выхаживая Славу. Кроме рахита у него оказался целый букет болезней. Иногда казалось, что надежды нет. Но Гульнара продолжала бороться за ребёнка. Для себя она загадала – вытянет его – займётся тем, о чём мечтала столько лет – детьми.

И Слава выжил, пошёл на поправку.

Сейчас, глядя на этого улыбчивого, стройного мальчишку трудно поветь, что когда-то он был на грани жизни и смерти, голодал, жил на помойке. И, может быть, только одним этот ужас остался в его сердце и душе. Слава мечтает стать поваром…

63.54 КБ

За все эти годы Гульнара не отдала ни одного своего ребёнка в чужие руки.

- Они все мои дети! Как же я могу отдать хоть кого-то?

Она вообще очень сдержанно относится к практике усыновления детей иностранцами.

- Киргизия маленькая республика и не имеет возможности отслеживать судьбы таких детей, патронировать их. А это значит, что уезжая из Киргизии, они фактически оказывают в полной зависимости от своих новых родителей без всякой защиты и теряют связь со своей родиной.

Вместо этого Гульнара предлагает создать вокруг «Мээрим Булагы» родительскую общину – объединение семей, желающих взять на воспитание бездомных детей.

К сожалению, мы не можем принять всех желающих. А с такой общиной мы сможем помочь таким детям. Подобрать ребенку семью, подходящую ему по характеру. Патронировать его в этой семье. Опять же такая община поможет и приёмным родителям. Ведь сейчас, взяв ребёнка, каждая семья дальше, как может, решает все возникающие проблемы. А их очень много. Вхождение чужого ребёнка в семью это всегда очень трудный и зачастую болезненный процесс. И община позволит быстро получить нужный совет или помощь от тех, кто уже прошёл через это.

57.17 КБ
42.26 КБ
59.01 КБ

Самое удивительное то, что все эти годы детский дом существует и здравствует не получая ни копейки государственного финансирования. Фактически это единственный частный детский дом в республике. Но содержит его не миллионер, не меценат, не министр, а обычная женщина. Гульнара Дегенбаева с мужем.

- Наверное секрет в том, что мы начинали с малого. Сначала был один Славик, потом пятеро, потом семеро. Мы учились, ошибались, снова учились И постепенно всё стало получаться. Главное - не бояться трудностей…

В Киргизии в те годы было никак не выжить не работая на земле.

И детский дом это фактически экономическое предприятие. Своего рода аграрная фирма. «Мээрим Булагы» имеет несколько десятков гектаров земли, которые совместными усилиями воспитанников и взрослых обрабатываются. Детдом выращивает картошку, хлеб, чеснок, овощи, зелень. Урожай такой, что не только позволяет прожить до следующего урожая, но и продавать его излишки, что бы покупать для детдома всё необходимое – одежду, уголь, школьные пособия, игрушки и многое другое.

А ещё у детдома свой трактор, свой автобус, семь лошадей, одиннадцать коров, бараны, птичник, пасека и даже собственные сани! Оказывается, зимой здесь лежат почти двухметровые снега, и муж Гули сам сделал роскошные сани, похожие на сани деда Мороза и зимой на них устраивают катание детей…

Конечно, не всё было куплено на «урожайные» деньги. Как шутит сама Гуля: «За эти годы я превратилась в самую хитрую в Киргизии попрошайку!»

Выживать такому большому детдому очень непросто. И, конечно, здесь очень кстати оказывается любая помощь. От одежды и учебников, до стройматериалов и денег. И все эти годы самые разные люди и организации помогают детдому. Зарубежные и местные благотворительные фонды, частные пожертвования и помощь Бишкекской и Среднеазиатской православной епархии.

Но всё же главная «подмога» детдома это собственный труд детдомовцев. Работа на земле.

87.65 КБ

Фактически на киргизской земле Гульнара повторила знаменитый педагогический эксперимент Антона Макаренко. «Мээрим Булагы» это та же «Республика ШКИД», где коллективный труд, общинность являются главной составляющей существования детского дома. Только у Гульнары свои трудности. Макаренко перевоспитывал малолетних преступников, а Гульнара собирает и отогревает в разорённой Киргизии сирот. При этом далеко не все стремятся помогать детскому дому «Мээрим Булагы». Иные не против урвать от детей кусок пожирнее.

Почти сразу после своего создания детский дом столкнулся с алчностью местных чиновников. Увидев как, как отремонтировали и привели в порядок здание монастыря воспитанники, тут же нашлись на него и земельный участок "хозяева", которые немедленно взялись отбирать и приватизировать монастырь. Особенно в этом преуспели бывший губернатор Иссык-Кульской области Касымов и директор находящегося рядом техникума. По их указке местные Акимы – главы администраций попытались настроить население против воспитанников детского дома. Травля дошла до того, что чинуши запретили сиротам учиться в местной школе. И детей пришлось возить в школу, в соседнее село Фрунзе аж за семь километров.

А потом начались суды. Целых семь судов, прикормленные взятками выносили решения не в пользу детского дома и его воспитанников. Казалось, что ещё немного и шестьдесят детей вот-вот окажутся на улице. Каждый раз приходилось начинать всё с нуля. Опротестовывать очередное беззаконное решение и снова погружаться в судебную тяжбу. И только восьмой по счёту суд поставил в этом деле точку. Он признал право детдома на здания и земли. Чиновникам пришлось умерить свою алчность. А вскоре очень многие из них лишились своих постов.

Но на этом не закончились тяготы детдома.

В 1995 году бизнесмен Афанасий Карюгин приватизировал 5,9 гектар земли с 5 коттеджами и бассейнами с минеральной водой, на курорте "Ысык– Ата". Он хотел устроить здесь частный курорт, но в его жизни произошло огромное горе – умер сын. После этой трагедии Афанасий решил уйти из мирской жизни, и стал искать, кому передать приватизированный участок. Однажды он узнал о детском доме, что находится в селе Ак-Булун, узнал, что живут дети в бывшем монастыре. И вскоре приехал в детский дом, познакомился с детьми, с тем как живёт «Мээрим Булагы». И принял решение передать пакет документов на имущество детскому дому. Был оформлен договор дарения.

Выполняя просьбу Карюгина, Гульнара с мужем организовали здесь реабилитационно - оздоровительный центр. Там отдыхали не только ребята из Светлого Мыса, но туда приезжали дети-сироты из других приютов, дети-инвалиды, воины-афганцы. И все это было бесплатно. Как и хотел Афанасий Карюгин.

А потом в эту жизнь вмешалась Федерация профсоюзов в лице ее председателя Сагына Бозгунбаева. Через 11 лет после приватизации участка Карюгиным, Федерация профсоюзов Кыргызстана подала исковое заявление в Чуйский межрайонный суд об отмене договора дарения 2003 года детскому дому, лишь на том основании, что именно Федерация профсоюзов Кыргызстана является собственником данного имущества, а не детский дом и не тем более Карюгин. И суд, забыв про срок давности предусмотренный законодательством, наплевав на закон и мораль тут же, вынес решение в пользу профсоюза - отобрать у сирот подаренную землю.

И тогда Гульнара в знак протеста вышла с детьми на улицу. Они организовали пикет перед зданием правительства. И её поддержала общественность. О деле "Ысык– Атаы" написали газеты, ребят поддержал союз ветеранов Афганистана, который не только взял на себя снабжение пикета продуктами, но и охрану его от всякого родя нанятых погромщиков.

Сегодня и это дело наконец сдвинулось с мёртвой точки. И есть надежда, что оздоровительный центр останется за детским домом.

- Если бы вы только знали, как я устала от этих судов и произвола чиновников – устало всплёскивает руками Гульнара. – Иногда было так тяжело, что просто хотелось всё бросить. Закрыть детдом и жить простой тихой жизнью. Каюсь, была такая слабость. Но зайдёшь ночью в детскую спальню, услышишь как они безмятежно сопят во сне, посмотришь утром в их глаза и думаешь – какая ерунда в голову лезла. Вот оно моё счастье! Что ещё надо?

Какая у меня мечта?

Очень земная. Покрыть крышу железом. Когда-то крыша была построена с таким углом, что с железа снег скатывается, а вот с шифера нет. То и дело под его тяжестью он лопается или съезжает. И это много сил зимой отбирает…



50.69 КБ

Tags: Любопытно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →