Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Categories:

12 РАСТЕРЯННЫХ МУЖЧИН

Месяц ничего не писал в журнал и даже как-то отвык...







Итак, по настойчивому призыву моего друга Дениса (ака tukmakov) http://tukmakov.livejournal.com/325876.html я сегодня сходил в кино на "12" Михалкова. Пока впечатления свежи - выскажусь...


...Сразу скажу, что "сатори" испытанное Денисом я не пережил, хотя фильм посмотрел от начала и до конца с интересом. Ругать его, называть "вторичным", "бездарным" считаю не этичным. Своего зрителя он найдёт и для многих станет своего рода откровением. Особенно для тех, кто и с темой чеченской войны и с темой Кавказа вообще знаком лишь заочно.
Я лишь хочу сказать, почему он не стал для меня шедевром.
Первая, и главная его проблема в том, что фильм чрезвычайно неубедителен, несмотря на все старания действительно талантливых артистов. Игра Гармаша, Маковецкого, Петренко, Стоянова - вне всяких похвал. Хороши Ефремов, Горбунов, Гафт.
Несмотря на это фильм разваливается на целую колоду микро-рассказов, которые по замыслу должны работать на общий замысел, но в реальности выглядят этакими антрепризами или номерами бродвейского шоу, где каждый актёр должен выступить с собственной песней или танцем.
Есть и очевидные ляпы, которые, может быть, и не бросятся в глаза обывателю, но всегда уколют взгляд очевидца или участника тех событий. Никто на Кавказе, и на войне вообще, не оставит в здравом уме хороший нож торчать в чужом мёртвом теле – это нонсенс! И уж конечно никто не оставит исправное огнестрельное оружие на трупе убитого врага. Хотя бы для того, что бы оно вновь не попало в руки тех, кто воюет против тебя. Любой труп врага на всех войнах, которые я видел, будет сначала проверен на заминрованность а затем обыскан и обобран. И мальчик, обитающий в подвале среди мертвецов и горы оружия – не больше чем красивая картинка.
Но это так, к слову…

Совершенно очевидна целая цепочка заигрываний Михалкова. Во-первых, заигрывание с Кавказом. Как я, вдруг, для себя открыл, оказывается, Михалков Кавказ не знает, и до сих пор живёт какими-то наивными представлениями о Кавказе на уровне столичного совкового интеллигента, приехавшего первый раз в жизни отдыхать в Гагры…
Кто бы объяснил мэтру, что усыновление чеченского сироты русским офицером практически невозможно. И в этом куда больший упрёк России чем весь неправедный суд над чеченским сиротой. Потому, что в России живут три миллиона беспризорных детей при живых родителях, а в Чечне, даже если у ребёнка погибнет вся близкая родня, включая двоюродных родственников, он всё равно не останется на улице и будет обязательно взят в семью кого-то из его тейпа – рода и уж точно никогда не будет отдан чужаку.
Грузин хирург, мгновенно преображающийся в джигита-фехтовальщика исполняющего танец с саблями (ножом) неубедителен и ходулен. Врачей кавказцев много, и среди них встречаются и хорошие врачи, но пытаться скрестить образованного столичного кавказца с диким горцем – бессмыслица. И уж тем более наивным пассажем звучит фраза хирурга грузина о том, что он голосует за приговор именно потому, что кавказец нарушил законы гор и он как кавказец не может делать поблажку другому кавказцу...
Ха! Кто бы объяснил мэтру, что «кавказцы» как общее понятие существуют только в русских головах. Для самих же уроженцев Кавказа это термин значит не больше чем для жителей восточной Европы термин «славяне». Особенно если вспомнить тёплую дружбу между теми же русскими и поляками, сербами и хорватами, болгарами и сербами.
Так вот, грузин с чеченцем чувствует общность не больше чем к японец с корейцем…
Во-вторых, заигрывание с еврейским вопросом. Словесный поединок Гафта и Гармаша настолько предсказуем и нуден, что скулы сводит. Примитивный антисемитизм тупого русского таксиста столь очевидная подача еврейскому бессознательному, что откликаться на неё почти неприлично и к середине фильма вся еврейская тема скукоживается и исчезает совсем.
К середине фильма начинаются проблемы с «движком» фильма, когда фильм периодически «зависает» и демонстративное проталкивание его дальше по руслу экрана становится уже почти навязчивым, как реклама. Тут и торопливое – на уровне комикса, вбивание «предыстории» с Ельциным и Горбачёвым. И неубедительные пассажи Маковецкого, который в начале фильма просто сомневается в необходимости спешки с принятием решения, а под конец, оказывается, автором собственного расследования. И неожиданные детективные прозрения героев, которые легко разбираются в обстоятельствах дела и, что только самолично не выезжают на задержание главных злодеев. И пасторальная концовка с Михалковым, усаживающимся на скамейку рядом с реабилитированным чеченцем – «Зови меня дядей Колей…»
Видно, что Михалкову очень хотелось собрать в спортивном зале в виде двенадцати присяжных всю Россию и заставить её взглянуть самой себе в глаза. Но вместо этого получилось шоу двенадцати хороших артистов и полное отсутствие России, несмотря на все реплики о том как всё происходящее в этом зале «по-русски». И в этом главная проблема сегодняшнего Михалкова. Он, безусловно, талантлив, громадно талантлив, почти гениален, потому что способен даже ремейк чужой картины сделать явлением. Но проблема его в том, что у него больше не получается быть частью России. И уж тем более не получается рисовать её портрет. Просто он уже «с другой стороны». Он уже «барин», а барин это и есть барин, он не народ. И как бы он потом не рядился в косоворотку и не ходил по толстовки босиком это его уже ни на метр не приблизит к народу. «Блажит барин!» - вот вся правда…
Поэтому в конце фильма лично мне его герой стал почти оскорбителен. Из художника он вдруг превратился в бывшего офицера, без намёка понятно, что из спецслужб, с суровым взглядом и наворачивающейся на глаза слезой. Он оказывается заранее знал и то, что чечнец невиновен, и что на воле ему опаснее, чем в тюрьме, и что кому надо делать. И это лишает всех героев какого-либо смысла, низводит их почти до пешек, а совещание присяжных становится похожим на предстоящий впереди спектакль под названием "свободные выборы"...
Я бы сравнил «12» Михалкова с «Живым» Велединского. Собственно тема у этих двух фильмов одна – кто мы такие, куда идём и где тот нравственный путь, та нить Ариадны, которая выведет нас из мёртвого подземелья безвременья?
Но насколько велика разница между этими картинами. В «12» Михалков ищет Россию и проваливается фактически в пустоту, скатывается до пасторали. А в «Живом» Велединский не знает, что ему делать с распахнутым шлюзом, из которого рушится на зрителя русская бездна…
Tags: Рецензии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments