Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

КРОВАВЫЙ БУДАПЕШТ 56-ГО

*


40,77 КБ


Сегодня спикер совета федерации Сергей Миронов в Будапеште публично кается перед венграми за события 1956 года. Рвёт рубаху на груди на пополам, и, размазывая сопли по жидким усам рыдает над мемориалом павшим.
Конечно, Миронову не привыкать, и к его выходкам – типа отказаться встретиться с «террористом» Арафатом или потребовать президенту внеочередной срок, народ уже адаптировался. В конце концов, сам он о себе сказал вполне образно: "Мы будем работать плодотворно, и это не закончится никогда!"
Но мы люди взрослые и нам стоит пристальнее вглядеться в прошлое, что бы понять его уроки.
Итак, что же произошло в Венгрии в 1956 году и какова была роль Советского Союза в этих событиях.




Либеральная версия этих событий проста как лысина Гайдара. Советский Союз залил кровью Венгрию, вставшую на путь либеральных реформ.


Для начал о реформах
Кто же у нас был «реформатором» и какие «реформы» он собирался провести?
Итак, главный борец с коммунизмом и реформатор Имре Надь.

39,32 КБ

Родился в 1896 году. Воевал в составе австро-венгерской армии. В 1916 году попал в плен. А уже в 1917 вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков), в годы гражданской войны сражался в Красной Армии. В 1921 году вернулся в Венгрию, но в 1927 году бежит в Вену от режима Хорти. С 1930 года живёт в СССР, работая в Коминтерне и Институте сельского хозяйства АН СССР у Бухарина. Был арестован, но тут же выпущен. Причём не просто выпущен, а принят на… службу в ОГПУ. Как позже выяснилось он был завербован ещё в 1933 году и сообщал органам о деятельности соотечественников-венгров, которые нашли убежище в Советском Союзе. Это, возможно, тогда спасло самого Надя. В марте 1938 года его тоже арестовали чекисты из московского управления НКВД, но продержали в кутузке всего четыре дня. За него вступился 4-й (секретно-политический) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД, В дальнейшем чекист Надь занимался «чисткой» Коминтерна в ходе которой которых был репрессирован Бела Кун и ряд других венгерских коммунистов. «Зачистив» Коминтерн от «врагов народа» Надь, фактически расчистил для себя место и стал одним из самых влиятельных лидеров венгерской компартии в эмиграции.
С 1941 до ноября 1944 Надь вполне уютно работал на московской радиостанции Кошут-радио, которая вела трансляцию программ на венгерском языке для жителей Венгрии, бывшей союзницей Германии в войне.


Здесь стоит напомнить, что Венгрия была одним из главных союзников гитлеровцев в войне против СССР. На советском фронте отвоевало ни много не мало, почти полтора миллиона венгров, из них погибло 404.700 человек, больше 500 000 попало в плен. Венгерскими войсками на территории СССР было совершено множество военных преступлений, которые были зафиксированы следственными органами и комиссиями по расследованию фашиских зверств, но никакой ответственности за свои преступления Венгрия в итоге так и не понесла, вовремя предав вчерашнего союзника и выйдя из войны в 1944 году.


4 ноября 1944 года Надь вернулся на родину с первой группой коммунистов-эмигрантов. Но к его огромному разочарованию «первым лицом» Венгрии он так и не стал, пришлось довольствоваться министерскими постами при различных коалиционных правительствах С 1945 Имре Надь занимал пост министра внутренних дел в кабинете Тильди – тогда этот министр одновременно курировал и спецслужбы, при Наде прошла зачистка Венгрии от «буржуазных элементов», в ходе которой в лагерях оказалось огромное количество бывших высших военных и гражданских чинов Венгрии. При кабинете Ференца Надя и Иштвана Доби Имре Надь был отстранён от МВД и назначен министром продовольствия.
Столь жалкая карьера настолько деморализовала и озлобила Надя, что в конце-концов он открыто выступил против руководства компартии, обвинив тогдашнего генерального секретаря Ракоши в «извращении линии Ленина-Сталина» и неумении работать с кадрами. За это в 1949 году он был исключен из ЦК и снят со всех постов. Поняв, что явно перегнул палку, Надь тут же публично покаялся, попросил прощения у товарищей по партии. Каялся он столь умело и горячее, что в декабре 1950 года был восстановлен в должности министра сельского хозяйства. Правда, поговаривают, что здесь не обошлось без вмешательства его советских кураторов, которые вступились за своего ценного агента. По утверждениям людей близких к архивам КГБ, с советскими спецслужбами Надь не рвал никогда.
Летом 1989 года председатель КГБ Владимир Крючков передал Горбачеву из архива КГБ пачку документов, из которых следовало, что Имре Надь в предвоенные годы был осведомителем НКВД. Эти документы Горбачёв потом передал венгерской стороне, где их благополучно спрятали и до сих пор не предъявили общественности.
Зачем Крючков достал документы из архива? Он писал об этом в сопроводительной записке Горбачеву.
Крючков – Горбачеву: «Вокруг Надя создается ореол мученика и бессребренника, исключительно честного и принципиального человека. Особый акцент во всей шумихе вокруг имени Надя делается на то, что он был «последовательным борцом со сталинизмом», «сторонником демократии и коренного обновления социализма, хотя документы доказывают совсем обратное».
На этом посту Надь и прозябал до 1955 года.
За это время произошло несколько знаковых моментов. В СССР умер Сталин и началось развенчание его «культа личности», которое очень многим тогда показалось преддверием краха советской системы. Сказалось и влияние ХХ съезда в Москве. Венгры требовали такого же расчета с прошлым, который начал Хрущев, произнеся свой знаменитый антисталинский доклад.
В июле 1956 в обстановке начавшихся студенческих волнений пленум ЦК ВПТ отправил в отставку генерального секретаря Ракоши. Однако новым лидером ВПТ стал не Надь, который к этому времени, как годы спустя Ельцин, снискал лавры «реформатора» и «пострадавшего оппозиционера», а его ближайший соратник Эрнё Герё. В очередной раз разочарованный Надь разряжается очередной порцией критики и 23 октября 1956 началась массовая студенческая демонстрация в Будапеште, закончившаяся погромом. Демонстранты снесли памятник Сталину, и попытались захватить ряд зданий в Будапеште. В такой обстановке 24 октября 1956 Надь всё же был назначен на пост председателя совета министров. На заседании, где состоялось это назначение Надь клялся оставить нарастающее противостояние и начать процесс гражданского примирения. Под нажимом Москвы руководство компартии согласилось на проведение политической реформы и заявило о готовности начать диалог по всем требованиям митингующих. Фактически Надь получил «карт-бланш» на проведение реформы и мирный выход из политического тупика.
Но бывший стукач решил, что его звёздный час настал, и вместо того, что бы попытаться успокоить людей, начать мирный диалог Надь фактически спровоцировал гражданскую войну – выйдя из компартии и объявив её «нелегетимной», распустил своим указом органы госбезопасности и потребовал немедленного вывода советских войск.
Фактически сразу после этого началась бойня – коммунисты и поддержавшие их венгры вступили в схватку с «националистами» и бывшими хортистами, которые активно подержали требования вывода советских войск и выхода Венгрии из Варшавского договора и начали захват правительственных учреждений. По Будапешту прокатилась волна самосудных казней, когда пойманных коммунистов, сотрудников спецслужб и даже членов их семей после зверских издевательств вешали на деревьях вниз головой. Стремясь остановить погромы и убийства в Будапешт были введены советские части с категорическим приказом огня не открывать. И почти сразу начались убийства советских военнослужащих и членов их семей. За 6 дней беспорядков с 24 по 29 октября погибло 350 советских военнослужащих и около 50 членов семей.

53,37 КБ

Стремясь до конца не вмешиваться в происходящие в Венгрии события, советское руководство пошло на встречу требованиям Надя и 28 октября 1956 советские войска были выведены из Будапешта, но это привело только к эскалации гражданской войны.
Буквально на следующий день на площади Республики перед зданием горкома партии толпа расправилась с сотрудниками госбезопасности и столичного горкома партии. В ходе расправы было убито 26 человек во главе с секретарем горкома Имре Мезе. Их всех повесили на деревьях головой вниз.
Сегодня много любят рассуждать о «всеобщности» восстания, хотя на самом деле в стране началась гражданская война, с обоих сторон сражались и погибали десятки людей. И насколько бы затянулась эта война можно только гадать, но однозначно одно – счёт убитых бы шёл бы на десятки тысяч.
Верхом «карьеры» агента ОГПУ стало его обращение к ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии.

34,32 КБ

Собственно мне лично понятно одно, что политический авантюризм бывшего сексота привёл к тому, что в Венгрии была фактически спровоцирована гражданская война, последствия которой сложно предугадать, если бы не ввод советских войск.
Такова, увы, ущербность психологии «сексота» – куча задавленных комплексов, ненависть к кураторам, презрение к окружающим и громадный комплекс неполноценности, который способен толкнуть на любую авантюры.

Теперь о самой "кровавой расправе".
Сегодня установлено, что в результате событий 56 года в Венгрии погибло 2740 чел, 25000 было репрессировано, 200 000 сбежали из страны.
При этом как-то по умолчанию принято считать, что их всех – 2740 человек уничтожили «советские оккупанты». Хотя на самом деле это совсем не так. Это ВСЕ жертвы этих событий. Причём, согласно документам в первые дни «восстания» от рук «восставших» погибло более 300 «коммунистов и их пособников», таких как например расстрелянные у здания МВД солдаты, которым просто не повезло оказаться не в той форме не в том месте.

Надо честно сказать, что далеко не все в Венгрии потеряли голову и рвались в бой. Например, во всей венгерской армии нашлось всего несколько офицеров, которые перешли на сторону путчистов. При этом ни один генерал не принял участие в этой бойне.
Самым заметным «героем» того времени оказался начальник строительных частей полковник Пал Малетер, как это не смешно - ещё один советский агент, бывший офицер хортиской армии, попавший в плен в 1944 году, прошедший подготовку в советской разведшколе и заброшенный в Венгрию с заданием организовать партизанский отряд (на фото слева).

32,29 КБ

Именно он стал военным лидером путчистов, правда перед этим успев отдать приказ танкам стрелять по «мятежникам» и лично расстреляв двух пойманных студентов. Но когда наступавшая толпа фактически не оставила ему шансов, он отдал приказ солдатам перейти на сторону народа и сам объявил о своей верности Имре Надю. Надю настолько был нужен хоть один перебежавший на его сторону старший офицер, что он спокойно закрыл глаза на расстрел, учинённый Малетером, и назначил его первым заместителем министра обороны.

А теперь о потерях и зверствах.
Гарнизон Будапешта на тот момент насчитывал около 30 000 солдат, известно, что на сторону восставших перешло около 12 тысяч, но далеко не все приняли участие в боях. После ареста Малетера его подчинённые фактически разошлись по домам. В различных боевых отрядах сражалось в общей сложности около 35 000 человек из которых более половины это бывшие солдаты и офицеры «хортисты», составившие костяк путчистов.
Сегодня вообще не модна тема исследования социального состава «повстанцев». Чаще всего напирают на то, что это были «студенты и рабочие», но, судя по спискам погибших студентов среди них было не так уж и много. То, что «хортисты» составляли костяк отрядов вынуждены были сквозь зубы признавать и современные венгерские историки.

52,84 КБ

Так обороной города Печ командовал опытный хортистский офицер, ветеран войны в России майор Чорги, у которого под командование находилось больше 2 000 боевиков, Мишкольц так же защищали хортисты и переброшенные сюда из Западной Германии, прошедшие подготовку у Гелена эмигранты.
В распоряжении путчистов было более 50 000 единиц стрелкового оружия, до 100 танков, около 200 орудий и миномётов. Сила не маленькая. И всего за 4 суток боёв вся эта группировка была рассеяна и разоружена. Потери венгров составили около 1300 убитых, а всего за весь период боевых действий с 1 ноября по 5 января в боях погибло 1700 человек.
При этом в эту цифру входят потери обоих стороны, путчистов и тех кто воевал против них.

60,13 КБ

Если вы хотите сказать, что это называется «умыть кровью», то я тогда даже и не знаю, что значит гуманизм.

За шесть лет до событий в Венгрии английские части были брошены на подавление коммунистического восстания в Малазии, и только за первый год боёв там было уничтожено больше 40 000 человек. И никого это не возмутило.

За два года до событий в Венгрии французская армия начала карательную экспедицию в Алжире, где в ходе войны погибло почти миллион алжирцев. И опять же никому в голову не пришло обвинять французов в жестокости.

А советские войска всего за 4 суток, смогли разгромить и рассеять почти пятидесятитысячную армию мятежников, взять под контроль все основные города и объекты, уничтожив при этом всего 2 000 мятежников, и за это заслужили прозвище «кровавых палачей». Вот уж воистину краснобайство!
Потери советской стороны составили 720 - убитыми, 1540 ранеными, 51 пропал без вести.

В ходе следствия было заведено 22 000 судебных дел. Было вынесено 400 смертных приговоров, но приведено в исполнение чуть больше 300, сбежало на Запад 200 000 человек. Если считать, что на Запад бежали ТОЛЬКО противники коммунистического режима (а на самом деле, очень многие просто воспользовались возможностью устроить свою жизнь на Западе, не являясь активным участником событий), то получается, что в путче принимало участие всего 2,5% населения Венгрии (10 млн.) Мягко скажем – не много…

Поэтому мне очень стыдно сегодня. Но не перед венграми, которые могут сколько угодно заламывать руки на могилах своих путчистов, стыдливо помалкивая о куда более позорном и кровавом следе оставленном их дедами и отцами на русской земле, за который они почему-то каяться не собираются, мне стыдно перед могилами наших павших солдат и офицеров, спасших Венгрию от гражданской войны. Сегодня великовозрастный недоумок из Совета Федерации их подло предал.
Мёртвые сраму не имут! Вы хорошо сделали своё дело, вечная вам память!



Свидетельство очевидца

Я служил в Прикарпатском военном округе в батальоне связи танковой дивизии. Лейтенант, командир учебного взвода, возраст — 23 года, боевого опыта не имел. Когда дивизию подняли по тревоге, ни я, ни мои товарищи ничего о начале венгерских событий не знали. Это потом стало известно, что после разоблачения культа личности Сталина венгерская политическая жизнь ожила. 23 октября 1956-го в Будапеште прошла демонстрация — была ли она агрессивна, не могу сказать, но была расстреляна. Наша армия никакого отношения к этому не имела.
Я был назначен командиром взвода в линейно-кабельную роту батальона связи. Личный состав — молодые люди в возрасте 19, 20 и 21 год. Познакомились во время тревоги. Проинформировали: дивизия будет переброшена за границу.
Венгерскую границу пересекли в районе станции Чоп. Дальше двигались своим ходом на больших скоростях. Танки — по грунту, вне дорог. Настороженность появилась, когда в одном из пограничных городков увидели опрокинутую статую Сталина. На короткой остановке раздали письменный приказ МО СССР: в Венгрии — контрреволюция, нужно помочь венгерскому народу и правительству.
По молодости лет контрреволюционеров я не считал серьезными противниками. И было неясно: нарушен или нет нейтралитет Австрии со стороны войск НАТО (уж очень мы спешили). Позднее узнали: нейтралитет Австрии нарушался для пополнения рядов контрреволюционеров. Уже под Будапештом при патрулировании мне ставилась задача излавливать «иностранцев».
Наше беспокойство относительно политики НАТО было связано и с нашими семьями. Мы жили в Западной Украине. Моя жена, только что родившая дочку, думая, что началась война, попросилась уехать на Север к родным.
… Перед небольшим городком колонну забросали гранатами. Среди убитых — командир танковой роты, позднее узнал, что у него остались маленькие дети. Колонна остановилась. Командир дивизии приказал сделать два предупредительных выстрела из танков. Подождали, обстрел не возобновился, колонна двинулась вперед. Танковый полк, который двигался рядом с нами, мог снести с лица земли это поселение. Но никакой мести за убитых и раненых не было. У нас было правило: вы не стреляете — мы не стреляем.
Запомнил еще остановку, когда командир дивизии в штабной машине вел переговоры с командиром венгерской дивизии. От старших офицеров узнали: переговоры кончились миром, в автопарках и у оружия будет наша охрана, чтобы оружие не раздавалось ни сторонникам, ни противникам власти и не было удара с тыла. По сути, это была блокировка раздачи оружия, нейтрализация расколовшейся венгерской армии.
Перед городом Геделле остановились на отдых. Подъехал крытый грузовик, в машине — гражданские с автоматами. Я сразу понял, что это не контрреволюционеры. Иначе они нас могли спокойно расстрелять. Мы их разоружили и отвели к замполиту. Оказалось, это рабочие, которые направлялись освобождать Будапешт от путчистов. Тем не менее замполит решил не отдавать им оружие, а настойчиво рекомендовал возвращаться домой и агитировать за урегулирование разногласий мирным путем (говорил на русском, поняли или нет, не знаю).
Штаб дивизии и батальон связи остановились под Будапештом, в городе Геделле. Местные власти выделили нам общежитие Сельскохозяйственной академии, оно было абсолютно пустым. Мне была поставлена задача организовать проводную телефонную связь с полками, дежурить на телефонной станции Геделле (венгры нам выделили две стойки ручного коммутатора), патрулировать вечером и ночью на улицах города. Никакой фронтовой линии и тыла не было. Прокладывая и восстанавливая телефонные линии, я ходил пешком. Разговаривал на немецком, русском. Подавляющее большинство венгров, к которым я обращался, были настроены миролюбиво, помогали. Но опасность нарваться на засаду была…
На дежурство ходили пешком, мимо базарчика. Один раз видел в Геделле демонстрацию. Офицеры штаба дивизии о ней знали, но никто демонстрантов не тронул.
Однажды ко мне подошел венгр моложе меня и стал довольно понятно на русском (видимо, изучал в школе) доказывать, что путчисты — это фашисты, он их всех знает и надо их арестовать. Я посоветовал ему обратиться в местное венгерское КГБ… Это сейчас их называют революционерами, а тогда сами венгры нам объясняли, что в мятеже участвовали и фашисты, и хортисты.
… Патрулируя поздно вечером, я остановил грузовик и проверил пропуска у двух мужчин; один из них был вооруженный полицейский, он плакал навзрыд. Его товарищ рассказал, что «революционеры» расстреляли жену полицейского и двух малолетних детей, когда его не было дома.
При проверке документов я встречал много наших сторонников; у них были специальные пропуска. Это я к тому, что не только власть, но и венгерское общество раскололось на два лагеря. О том, что это не верховная власть, можно было судить хотя бы по заурядности машин…
Наши танковые полки и мотопехота при штурме Будапешта не применялись; они оставались в поле, в палаточных лагерях. Я знаю об этом потому, что обеспечивал их связью. Но я должен писать правду: разведбат дивизии в штурме Будапешта участвовал… Когда офицеры разведбата появились в штабе дивизии, стало понятно, что мятежников усмирили.
Примерно через месяц после прибытия в Генделле местная власть и наша служба тыла организовали нам помывку в бане. В баню шли пешком, без оружия. Спокойно помылись, сменили белье…
«Народная революция» так быстро не проходит, значит, ее делал не весь народ. Была гремучая смесь анархистов, хортистов, фашистов, «иностранцев», и сосредоточились они в основном в Будапеште. Спорить не буду, были и разумные демократы, но их было меньшинство.
Где-то под Новый год дивизия по частям стала покидать Венгрию. Наши эшелоны проверялись представителями ВНР. Мою теплушку тоже проверяли, претензий не было.
Разные люди о венгерских событиях 1956 года пишут с разных позиций, подстраиваясь и не подстраиваясь… Я не политик, а очевидец и прихожу к следующим выводам. Что бы ни говорили сегодня, взаимная ненависть и вооруженное противостояние между венграми зародились после расстрела самими же венграми октябрьской демонстрации в Будапеште. Общество раскололось. Во время войны Венгрия была сателлитом Германии, у части населения хортистско-фашистское мировоззрение не изменилось. Эти люди влились в ряды недовольных. Армия часть оружия раздала и тем и другим. Сама она тоже раскололась, хотя активного участия в событиях не принимала. Стихийно и нестихийно начались взаимные расправы. Образовались две группы самоорганизовавшихся властей. Без вооруженной борьбы в таких обстоятельствах не обходится. Насколько продуманно действовали советские руководители, я не знаю, но без нашего вмешательства вероятность перерастания мятежа в гражданскую войну была объективно высока.
Если посмотреть глубже, то венгерские события — это одно из локальных политических противостояний двух систем. Европа была «беременна» не только политическим, но и военным противостоянием… Что касается проблемы оптимальности общественно-государственной системы, то человечество не разрешило ее до сих пор. Этот вопрос и решался в 1956-м в Венгрии — только не интеллектуальным, а силовым путем; после ошибочного решения КГБ Венгрии за оружие взялись «революционеры».
Наших товарищей — погибших военных — было много, вечная им память, они выполняли свою миссию: тушили очаги гражданской войны в Венгрии.
Борис Братенков полковник в отставке
http://www.ogoniok.com/4967/15/


22,71 КБ

5 лет назад мне передал на хранение свой боевой орден «Красная Звезда» генерал-лейтенант Юрий Николаевич Калинин. Этот орден № 3397404 ему был вручён 18 декабря 1956 года в Будапеште.
Держу его в ладони. Через алую эмаль чувствую его спокойную, жёсткую силу.
Никто не забыт, ничто не забыто!



P.S.

Хочется напомнить господину Миронову, что всего за сутки в Москве (3-4 октября 1993 года) было убито по официальной версии 137 человек, а по подсчётам правозащитников более 400 человек и никто в Кремле почему-то не говорит о «кровавых палачах» и не собирается извиняться перед родными погибших.
Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 588 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →