Влад Шурыгин (shurigin) wrote,
Влад Шурыгин
shurigin

Разбираясь с Фостом 2

Картинка 7 из 500

...В следующем абзаце выясняется, что разведчики прожили в особняке пять дней. Если предположить, что заселиться они туда успели уже пятого числа, то получается, что жили они там до девятого. А придуманный Фостом бой произошел в ночь с 8-е на 9-е. Что-то у Фоста совсем все плохо с датами, ну решительно ничего не стыкуется.

Повозив немного сопли, автор "Русской былины" зажог даже яростнее, чем с угнанными танками. Оказывается, на острове Борнхольм было двадцать тысяч солдат вермахта!

В нескольких десятках морских миль от Рюгена на датском острове Борнхольм находилось около 20 000 немецких солдат. Их командованием было принято решение сдаться в плен англичанам, которые к этому времени заняли Данию. Оставалось дело за немногим - преодолеть 80 морских миль, разделявших их от спасительного английского плена. Для этой цели были мобилизованы все мало-мальски пригодные плавсредства. Тральщики, катера, яхты и рыболовецкие траулеры небольшими караванами по 2-3 судна перевозили солдат в ночное время к пункту приема военнопленных на острове Зеландия - главной твердыне датского архипелага.

Остров Борнхольм, в отличие от острова Рюген, очень сильно удален от побережья. Никакими мостами с материком он не связан и по сей день. По данным 1984 года, на острове Борнхольм проживает 47 тысяч человек, которые отчаянно занимаются животноводством и рыболовством, чтобы не помереть с голоду. Как на Борнхольме оказалось столько немецких солдат и каким образом они там снабжались - просто загадка. Еще большая загадка - что они вообще там могли делать в таком количестве? Зачем немцам держать целую дивизию на одиноком острове, от которого до ближайшего берега - побережья Швеции - не меньше сорока километров? Оборонять им там было нечего, атаковать с расположенного на отшибе острова никого невозможно. Но Фост все же усадил бравых немцев именно на этот остров, с которого они даже в плен не могли нормально сдаться.

Припрятав до поры до времени немцев на Борнхольме, Фост переходит к танкистам. Выдержка из политдонесения номер два:

Для обороны побережья и ведения беспокоящего огня по многочисленным разнородным плавсредствам противника, осуществляющих переброску н-ф войск с Хельской косы и о. Борнхольм в Данию, был также выделен и расквартирован в 6 километрах от расположения отдельной разведроты 108 ск в районе маяка на мысе Арконс 137 танковый батальон 90 сд (командир батальона майор Гаврилец Вас.Юр.)...

Выше я уже сообщал, что обозначает понятие "расквартирован". Тут танковый батальон, мало того, что "расквартирован для ведения огня", он еще расквартирован непонятно где, "в районе маяка". В районе маяка на Рюгене есть населенный пункт Аркона. Во всяком случае он сейчас там есть, существовал ли он в 1945 году, я не знаю. Но даже в нынешней Арконе, представляющей собой несколько домов, довольно проблематично было бы разместить батальон, пускай даже и танковый.

Просто умиляет подход автора к сдающимся в плен войскам. Вот она - показушная гуманность модных авторов: мочи их всех, топи без разбору, без проверки. Неясно только, как танки могут вести "беспокоящий огонь". Дело в том, что беспокоящий огонь это не стрельба в никуда, это стрельба по районам вероятного нахождения противника. То есть, по сути, стрельба с закрытых позиций, поскольку наводчик при такой стрельбе цель не видит. А танки не могут вести огонь с закрытых позиций, этого не позволяет их вооружение и, главным образом, танковые прицельные приспособления.

Кто-то может возразить, сославшись при этом на современные описания советских танков Т-34, Т-34-85 и ИС-2, в которых встречаются слова, что "для стрельбы с закрытых позиций пушка оборудована боковым уровнем". Но выражение это про "стрельбу с закрытых позиций" явно неверное, поскольку боковой уровень предназначен для измерения угла места цели, что требуется, когда орудие танка и цель расположены на разной высоте. Очевидно, что определение угла места цели может быть необходимо и при стрельбе прямой наводкой, для чего боковой уровень и устанавливался на танках. Что же касается стрельбы с закрытой позиции, при которой прицеливание осуществляется по дополнительной точке, то для нее необходима артиллерийская панорама, а ее ни на одном танке не было и нет. Артиллерийские прицелы имелись в обязательном порядке на самоходных артиллерийских установках, в том числе и на таких, которые зачастую использовались в роли танков - СУ-100 и ИСУ-152, к примеру. Но речь в "Русской былине" идет вовсе не о них, а о танках Т-34, которые не были ни в малейшей степени предназначены для "ведения беспокоящего огня". Не следует также путать со стрельбой с закрытой позиции расположение танка на укрытой позиции, то есть так, когда боевая машина укрыта от вражеского наблюдения или огня.

Вполне ожидаемо, что Фосту такие подробности неведомы. В результате в его сочинении во всей 2-й Ударной армии не нашлось ничего более подходящего для такой задачи, чем танки, в реальности совершенно не предназначенные для использования в качестве дальнобойной артиллерии. Почему дальнобойной? Объясняю.

Если кто посмотрит на карту побережья Германии, острова Рюген и островов Борнхольм и Зеландия, приведенную мной в списке использованных источников, то он может увидеть, где сейчас проходит морской путь из Борнхольма в Зеландию. А проходит он на расстоянии порядка 50 километров, если не больше, от северного берега острова Рюген. Надо сказать, что далеко не каждая современная ствольная артиллерийская система сможет стрелять на такие расстояния. Для танковых орудий такая дистанция для стрельбы - на порядок выше всяких пределов. Получается, что сдающихся в плен фашистов специально провозили очень близко к Рюгену, не дальше двух километров от берега (более-менее реальная дистанция для стрельбы из танковой пушки).

Совершенно непонятно, каким образом танковый батальон оказался в составе стрелковой дивизии. Танковые батальоны могли быть в составе танковых, механизированных и мотострелковых частей и соединений. В порядке исключения в состав гвардейских стрелковых дивизий могли быть включены танковые полки. Обычным стрелковым дивизиям танковые батальоны могли лишь придаваться на время операции, организационно оставаясь в составе своих частей и соединений.

Но больше всего мне интересно, как же так получилось, что танковый батальон был засунут на самый дальний угол острова безо всякой охраны и сопровождения. Чтобы с ним не было хотя бы стрелкового взвода для охраны танков - мне в такое верится очень слабо. В начале войны отмечались многочисленные случаи, когда даже по своему прямому назначению, то есть для атаки на занявшего оборону противника, танки использовались неправильно - без поддержки пехоты. Но к 1945 году произошло осознание того, что пехота от танков неотделима. И если танковый батальон направили для обороны побережья, то вместе с ним эту оборону должна была нести какая-либо стрелковая часть, вместе с приданными и поддерживающими артиллерийскими средствами. Иначе эта оборона просто не имеет смысла никакого. Но в "Русской былине" танковый батальон в своей обороне побережья одинок, как сами догадываетесь что. Что в который раз доказывает, насколько плохо Фост подготовился к написанию работы на военную тему.

Дальше в "Русской былине" состоялся выход танкового майора-самодура, естественно, пьяного в синюю сраку. Это вообще, согласно художественным произведениям, совершенно обычное состояние для советских и российских солдат и офицеров, особенно - на войне. К слову говоря, добровольное приведение себя в состояние опьянения современным демократично-либеральным Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации приравнивается к добровольной сдаче врагу в плен. Я не хочу сказать, что в Российской Армии военнослужащие не употребляют алкоголь. Я хочу сказать, что напиться во время несения службы - грубое дисциплинарное нарушение. Но это так, небольшое отступление. Говоря по теме, я сильно сомневаюсь, что в Красной Армии все поголовно не просыхали, выдавались им там наркомовские сто грамм или нет. Но пускай даже так, пусть майор Гаврилец был скотом и подонком одновременно. Посмотрим, что же он сделал. Выдержка из "политдонесения" номер три:

Как установлено, 08.05.45 г. около 17 часов майор Гаврилец, находясь в нетрезвом состоянии, прибыл в расположение отдельной разведроты 108 ск с целью установления взаимодействия между подразделениями. Однако в результате действий с его стороны, позорящих звание советского офицера, выразившихся в домогательствах к слепо-больным и нанесении побоев старшине разведроты ст. сержанту Гуляеву (кав. орденов Славы трех ст.), он был задержан капитаном Калмыковым. После отрезвления майор Гаврилец был отпущен.

Как я уже указывал выше, само "политдонесение" датируется точно такой же датой - 8.5.45г. Это при том, что основные силы 2-й Ударной армии разместились в городе Штральзунд, откуда до северной оконечности Рюгена порядка 40 километров по прямой. И вот политработники из Штральзунда успели смотаться на дальний конец Рюгена, установить обстоятельства случившегося, прибыть обратно и написать это самое "политдонесение".

Если политработники у Фоста проявили просто колдовские качества, то коммандо-разведчик как-то оплошал. Вроде и в тылу врага был не раз, "языков" так и вовсе охапками носил, танки, опять-таки, угонял. А тут вдруг позволил избить себя пьяному человеку, у которого нарушена координация движений и сильно снижена скорость реакций. Тут, я думаю, проявился подсознательный страх самого Фоста к "пьяному быдлу". Скажу вам, уважаемые читатели, совершенно откровенно - пьяный человек, едва держащийся на ногах, с затуманенным взором, - самое последнее, чего следует бояться в плане физической расправы. И уж тем более его не должен бояться такой опытный убийца-диверсант, каким Фост вырисовал своего разведчика. Опытный диверсант, таскавший прямо из вражеских траншей солдат вермахта на допросы к советским командирам, будет таких пьяных драчунов косить, как траву, сколько бы их не было, вместо того, чтобы собственную рожу подставлять.

Что еще удивительнее - майор прибыл "устанавливать взаимодействие" в гордом одиночестве. Видимо, сказал командирам рот и взводов: "Сидите, ребята, спокойно, не напрягайтесь. Я один съезжу, чтобы вас не нагружать работой, а потом расскажу, как оно там что."

Но алкоголический майор не успокоился на домогательствах к слепым! Он задумал уничтожить их всех вместе с разведчиками силами своего батальона. Выдержка из "политдонесения" номер четыре:

...Прибыв в расположение своей части и руководствуясь преступными соображениями, майор Гаврилец собрал л/с танковой роты и поставил боевую задачу - уничтожить якобы обнаруженное им подразделение "власовцев" с членами их семей, переодетое в форму бойцов КА. В 23.15 танковый батальон майора Гаврильца, выдвинувшись в район расположения орр 108 ск, открыл беспорядочный пулеметно-артиллерийский огонь по зданию пансионата с дистанции 1200-1500 м.
Командир орр к-н Калмыков, пользуясь низкой эффективностью огня, темным временем суток и рельефом местности, эвакуировал слепо-больных и обслуживающий персонал пансионата и разместил их в естественных прибрежных укрытиях в 500-600 метрах от места боестолкновения.

После долгой и продолжительной болезни здравому смыслу "Русской былины" окончательно наступила полная труба. "Политдонесение" было написано, похоже, загодя, а политработники были нострадамусами. Они все, все предвидели! Как еще можно объяснить то, что документ датирован тем же самым числом - 8 мая 1845 года, - в ночь которого произошли описываемые события?

Командир батальона жуткий майор Гаврилец, вернувшись к своим танкистам, тут же поставил задачу какой-то роте. Что это была за рота, непонятно, но выполнять боевую задачу кинулся сразу весь батальон.

О том, чтобы сообщить о происшествии своему прямому начальнику, майор Гаврилец даже не задумался. И верно, зачем сообщать начальнику? Армия - она такая, каждый делает, что сам захочет, инициатива в режиме нон-стоп. И ладно бы танковый батальон был просто "расквартирован", но так ведь он был, по безграмотному выражению Фоста, "расквартирован для ведения огня", то есть уже имел задачу. Выходит, что майор Гаврилец, ни секунды не задумываясь, бросил выполнять поставленную задачу и занялся собственными делами, то есть сделал чуть ли не самое худшее, что может сделать военнослужащий - нарушил приказ. Куда только смотрел заместитель командира батальона по политической части, именовавшийся до 1942 года военным комиссаром батальона? А ведь он до 1942 года был прямым начальником всего личного состава батальона, наравне с командиром. И даже после введения единоначалия сохранил ответственность за политическое и моральное состояние всех в батальоне, включая командира. Куда он смотрел и где он был в это роковое время? Судя по тому, что о политруке нигде в "Русской былине" не упоминается, Фост вообще не знает о существовании такого персонажа.

Поражает неосведомленность командиров рот, взводов и членов экипажей танков о том, куда их послали, и кто их соседи. Каким же образом при таком подходе 2-я Ударная армия смогла взять Эльбинг, Градунц, Данциг, Штеттин, Анклам, Штральзунд? Не иначе, как чудом. Еще больше поражает их звериная кровожадность. Раз майор сказал "уничтожить членов семей", значит надо уничтожить. И что главное - никто ни о чем не узнает в основном расположении армии, никто не проведает даже, что бой на острове Рюген идет. Ведь танковые пушки, как известно, стреляют очень тихо.

Сам бой - просто нет слов. Почему огонь с убойной дистанции 1500-1200 метров имел "низкую эффективность"? Что, танкисты, следом за своим безумным майором, безостановочно квасили? Наводчик танка, если он видит цель размером с дом на расстоянии в полтора километра, промахнуться по ней не сможет. Такой наводчик просто не дожил бы до конца войны. Неужели все танкисты были до такой степени необученными? А с тем, чтобы видеть цель, у наводчика танка нет никаких проблем даже в темное время суток, поскольку в комплекте каждого танка Т-34 есть пистолет-ракетница вместе с комплектом ракет различного назначения - десятью белыми для освещения местности в том числе. Поэтому осветить цель всегда есть чем. Другое дело, что в ночное время и в условиях недостаточной видимости стрельба обычно ведется с меньших расстояний - порядка 400-500 метров, но это уже был выбор самого Фоста - заставить выдуманных танкистов открыть огонь с дистанции в полтора километра. Может, ночь была лунной, звездной и ветер дул в нужном направлении, относя парашюты с осветительными ракетами в нужную сторону. В любом случае, раз танки открыли огонь, значит, наводчики цель так или иначе в прицелы видели. А раз видели и стреляли с места - обязаны были попасть.

Видимо, все наводчики танков были полными неучами. В отличие от механиков-водителей, которые уверенно провели свои машины ночью по незнакомому маршруту. Сказывалась служба во 2-й Ударной армии, в которой перед каждой наступательной операцией все перемещения войск проводились исключительно ночью и с соблюдением правил светомаскировки (то есть, с выключенными фарами). Короче, нестыковка очередная: все водители водят как дышат, а наводчики стрелять не умеют совершенно.

Считаю необходимым также пояснить, что любая гражданская постройка не может служить укрытием от огня из танковой пушки. Полуметровая кирпичная стена может защитить только от винтовочной пули, причем не бронебойной. И достаточно нескольких попаданий осколочно-фугасных снарядов, установленных на фугасное действие, чтобы из дома выходить было уже некому.

С разведчиками тоже становится все непонятнее и непонятнее. Вроде как они должны были "вести наблюдение и охранять побережье". Как же они, в таком случае, не заметили приближение танков? Если же разведчики были просто "расквартированы", то где были часовые? Похоже, не найдя своей смерти в "многодневных рейдах по немецким тылам", разведчики решили не терять надежды побыстрее перейти на подземный образ существования, и не стали прилагать абсолютно никаких усилий для обеспечения собственной безопасности. Что же, бывает. Неясно только, чего они в таком случае так сопротивлялись и кинулись спасаться себя и вверенных им мирных жителей.

Хорошо, что на Рюгене полным-полно пещер и в целом местность гористая, прямо как стол (смотри снимок со спутника). Было где спрятаться, хоть разведчики, вопреки инструкциям, и не готовили никаких укрытий. Хотя очень было бы интересно узнать, как удалось "слепо-больным" без потерь отмахать полкилометра по полю до этих самых естественных укрытий, когда по ним вел стрельбу целый танковый батальон (20-30 танков) или даже рота (7-11 танков).

Думаете, на этом все? Ничего подобного! Битва на Рюгене только начинается, и дальше, скажу я вам, будет только интереснее.

Спрятавшись в пещерах, разведчики попытались установить, а кто на них, собственно говоря, напал? Оказалось, что нападавшие - советские танкисты.

Спустя несколько минут они различили на броне атакующих танков красные звезды и с облегчением вздохнули - слава Богу, наши.

С этими красными звездами на броне, которые ухитрились рассмотреть разведчики, даже не знаю, с чего начать. Начну, пожалуй, все же с того, что бой шел ночью, и было, по всей видимости, довольно темно. И раз уж разведчики даже не смогли различить характерный силуэт танка Т-34, то как им удалось рассмотреть красные звезды?

Или же разведчики решили, что их атакуют немцы на трофейных Т-34? Что же, трофейная бронетанковая техника использовалась в немецкой армии довольно широко, были у них и захваченные при оккупации Франции тяжелые B1, и советские КВ, Т-34 и даже новейшие на тот момент Т-34-85. Так что на танках модели Т-34 разведчиков могли атаковать и немцы. Но даже в таком случае красные звезды на броне абсолютно ни о чем не говорили. Поскольку красные звезды не являлись атрибутом советской системы опознавательных знаков бронетанковой техники.

В Красной Армии существовали две системы опознавательных знаков для бронетанковой техники. Первая из них, принятая в 1931 году, предписывала указывать принадлежность к конкретному батальону и роте в батальоне двумя полосами определенного цвета, нанесенными на башню (типа цветовой маркировки резисторов, если кому легче от такого сравнения), номер взвода определялся по цвету квадрата, нанесенного также на башню, а номер машины во взводе - числом внутри квадрата. Система это в силу своей сложности, необходимости иметь для нанесения опознавательных знаков краску пяти различных цветов, а также из-за высокой демаскирующей способности всей этой боевой раскраски, в армии не прижилась.

Уже в ходе боев с японскими войсками в 1939 году в районе реки Халхин-Гол система 1931 года стала стихийно сменяться новой, впоследствии утвержденной в качестве официальной уже в Советской Армии. Согласно новой системе, для опознания на башню танка одним цветом (белым при летней окраске всей машины, черным или другим контрастным - при зимней) наносились два элемента: символ, обозначающий часть или соединение, куда входит танк, и условный номер, по которому танк отличается от других танков в своей части или соединении.

Все остальные надписи, вроде лозунгов "За Родину", "За Сталина", "На Берлин", красные звезды те же самые, наносились в инициативном порядке на заводах, изготовлявших танки, либо в тылу, откуда они поставлялись в части. Когда боевые машины прибывали на фронт, на эти надписи и значки смотрели, вдохновлялись, после чего незамедлительно их закрашивали. Закрашивали потому, что яркие цветовые пятна очень сильно выделяют танк и сводят на нет всю защитную или камуфляжную окраску. А от этого уже напрямую зависели жизнь танкового экипажа и успех при выполнении боевой задачи. Необходимо сказать, что часто даже опознавательные знаки на танки наносить избегали - по той же самой причине. На рисунках танки нередко изображают полностью раскрашенными лозунгами и гвардейскими значками, но на фотографиях времен Великой Отечественной войны советские танки оказываются чаще всего совершенно однотонными - так намного безопаснее для собственной жизни, и в то же время намного хуже для противника.

Так что наличие даже на одном советском боевом танке красных звезд - событие очень малой вероятности. В сочинении Фоста в красных звездах оказался аж целый батальон. Причем в звездах такой огромной величины, что их хорошо видно даже ночью. Очередная чушь, такое мое мнение по этому вопросу. И заявлю со всей ответственностью - на сей раз это мое мнение является единственно правильным. Такое бывает нечасто, но сейчас - именно такой случай, уважаемые читатели.

Ну а что же разведчики? Разведчики, насмотревшись на красные звезды, решили договориться с танкистами по-хорошему.

Они попытались вступить в переговоры с напавшими танкистами. Но расчет майора был безошибочным - никто с "власовцами" переговариваться не хотел. Танкисты били по ним из орудий и пулеметов прямой наводкой. Ответный огонь был открыт после того, как погиб с зажатым в руке белым полотенцем расстрелянный в упор капитан Калмыков.

Тут все прямо как в анекдоте: решили бойцы ККК в среду негров внедриться, намазали рожи гуталином, а потом переубивали друг друга с криками: "Нас окружили ниггеры!" По мнению Фоста, достаточно было любому командиру тронуться умом и ткнуть пальцем на соседнее подразделение: "Там предатели!" - как его бойцы помчатся со всех ног убивать своих соседей. Как при таких раскладах Красная Армия сумела разгромить вооруженные силы Германии, а не истребила саму себя еще до нападения гитлеровцев на СССР - непонятно.

Скрашивает неприятные ощущения от непостижимой авторской логики то, что Фост продолжает употреблять слова, не зная их значения. Кого как, а меня это очень веселит. Так, танкисты, оказывается, вели стрельбу прямой наводкой! То есть стреляли, наблюдая при этом цель. Выше я указывал, что только так и можно вести огонь из танкового вооружения, стрельбу с закрытой позиции принципиально невозможно осуществить по причине отсутствия у среднего танка соответствующих прицельных приспособлений.

Также оказалось, что храброго капитана расстреляли в упор. "Выстрел в упор" - значит, выстрел был произведен с упором дульного среза оружия в тело. Куда у танка можно упереться, в какое вооружение? Что, капитан Калмыков кинулся на лобовой лист, где был расположен курсовой пулемет? Или же он запрыгнул на пушку? Что еще более непонятно - почему его не застрелили раньше? Напомню, что танкисты, по словам Фоста, открыли огонь по особняку с расстояния 1200-1500 метров. Ни о каких перемещениях танков он дальше не упоминает, выходит, что они остались на своих позициях, ведя оттуда огонь. Разведчики укрылись на расстоянии 500 метров от особняка. На каком расстоянии они в итоге оказались от танков, неясно, но явно дальше, чем были до того. Выходит, что капитан Калмыков бодро пробежал полтора-два километра с белым полотенцем в руке, после чего кинулся на танк, и его, наконец-то, убили. Здравствуй, небо в клеточку, здравствуйте, стены дурдома.

Но, как сообщает Фост, разведчики все же открыли ответный огонь. И начался махач разведчиков с танками. Вот какой он имел вид:

Огонь-то они открыли, но все, что они могли противопоставить танкам - автомат, винтовку, нож или противопехотную гранату, - против танков не годилось. Силы разведчиков таяли с каждой секундой. И все же два танка им удалось поджечь бутылками с бензином...

Многоточие - у Фоста, не мое. А махач настолько сюрреалистический, что даже трудно представить. Что делают танки, непонятно, видимо, просто стоят на месте. А вокруг скачут разведчики с ножами, автоматами, винтовками, гранатами и бутылками с бензином.

Очень позабавило, что нож поставлен в один ряд с огнестрельным оружием и гранатами. Видимо, Фост хотел показать, что против танка все едино - что нож, что противопехотная граната. То, что взрыв связки таких гранат может повредить ходовую часть танка и лишить его подвижности, он в расчет не берет. И то, что стрельба из огнестрельного оружия по смотровым приборам, прицелам и вооружению может вывести танк из боя, он тоже не учитывает. Как спасение рассматривается только бутылка с бензином. Интересно, кстати, получается: противотанковых гранат у разведчиков нет, а бутылки с бензином - всегда с собой. Очевидно же, что стеклянная бутылка с фитилем - она намного удобнее и безопаснее в обращении, чем какая-то дурацкая противотанковая граната. И разведчикам даже удалось "поджечь" два танка. Хочу заметить, что танки - не фанерные. Чтобы вызвать пожар в танке, бутылка с бензином должна была разбиться либо об крышу моторно-трансмиссионого отделения (у Т-34 оно в кормовой части), либо об крышу башни. В последнем случае горящий бензин мог затечь через приточные отверстия башенных вентиляторов. А мог и не затечь, тут как повезет. Говоря короче, задача эта - поджечь танк - не так проста, как может показаться, даже если танк будет стоять на месте и не дергаться. А танковый экипаж не будет ждать, когда в их танке устроят пожар, а попытается уничтожить бутылкометателя. И для выполнения этой цели у танкистов есть все возможности.

Хотя в целом противотанковыми средствами своих разведчиков Фост действительно обделил. Все, что у них имелось, могло быть эффективно использовано по танкам с очень небольших дистанций - порядка 20 метров. Это раз в сто меньше той дистанции, с которой по ним могли вести прицельный огонь танки. И в шестьдесят раз меньше того расстояния, с которого, исходя из сочинения самого Фоста, танки открыли стрельбу.

Крайне необходимо заметить, что танк по своим боевым свойствам - далеко не то, что показывают во многих фильмах. Он не ползает по полю со скоростью дождевого червя, он передвигается значительно быстрее, чем может бегать самый подготовленный человек, особенно - на пересеченной местности. На поворот башни не затрачивается целая вечность, в случае исправного электромотора привода башни (а Т-34 были им оснащены) цель выбирается практически мгновенно: на полный оборот при максимальной допустимой скорости вращения затрачивается немногим меньше 15 секунд. И даже при использовании аварийного ручного привода уравновешенная башня Т-34 совершит полный оборот за неполную половину минуты, если возникнет такая необходимость.

Для стрельбы танку совершенно необязательно останавливаться, с дистанции порядка 400 метров и меньше танк может с ходу открыть огонь из всего своего вооружения, и цель в этом случае будет уничтожена, несмотря на малую точность выстрелов. При стрельбе с коротких остановок, на которые затрачивается порядка 10 секунд, наводчик танка может произвести прицельный выстрел по цели, находящейся на расстоянии 1500 - 2000 метров. И пехота для танков не является неудобной целью, поскольку именно для борьбы с пехотой и ее огневыми средствами предназначены средние танки, в том числе Т-34. Располагая большим углом склонения основного вооружения, к тому же расположенного в смещенной к передней части корпуса башне, Т-34 обладает сведенными к минимуму "мертвыми" необстреливаемыми зонами. Как так получилось, что танковый батальон не уничтожил за пару минут попытавшуюся контратаковать роту разведчиков, не обладавшими никакими противотанковыми средствами, непонятно. Непонятно уже в который раз - у Фоста в его "былине" вообще практически все непонятно. Видимо, и сам Фост - какой-нибудь непонятный.

Ну ладно, какой там автор, я гадать не буду. Продолжаем разбор сочинения "Русская былина". Дальше по тексту идет вот что:

Они еще могли уйти. Уж чего-чего, а умения незаметно ускользнуть из-под носа противника им было не занимать... В самом деле, старшина роты мог вывести солдат из-под обстрела, отвести их в безопасное место, связаться с командованием и дождаться скорого и правого суда над заигравшимся самолюбивым майором. Нет, ситуация не была безвыходной для разведчиков.

Значит, поскакав вокруг танков с бензиновыми бутылками, разведчики "еще могли уйти". То, что они применили по танкам бутылки с бензином, показывает, что бой идет на предельно малых дистанциях, порядка 20 метров, как я указывал выше. В таком случае развязка боя занимает секунды. Но у Фоста все не так, у него сначала можно сблизиться с танками на расстояние броска, затем стремительно убежать и "незаметно ускользнуть". Ну что же, такие вот у Фоста представления. Это, кстати, даже не вопрос каких-нибудь специальных военных знаний и умений, это вопрос элементарного здравого смысла.

Погнали дальше. "Незаметно ускользнув" из-под гусениц атакующих танков, разведчики могли "связаться с командованием". Кто им мешал это сделать до начала боя, перед тем, как запрыгивать на танк с белым полотенцем в руке, - непонятно. Очевидно, что разведывательная рота, выполняющая задачу по обороне побережья, просто обязана была иметь в своем распоряжении средства связи, позволяющие оповестить командование стрелкового корпуса (то есть тех, кто им эту задачу поставил) об атаке на их позиции, ну или хотя бы подать сигнал тревоги. Но Фост, разумеется, об этом также не задумался. У него и позиций для обороны никаких нет, разведчики "расквартированы" в одном доме. И связаться со своими разведчики тоже не могут - в случае чего им надо попросту убегать. Как же, в таком случае, они смогли бы выполнять свою задачу, то есть оборонять побережье? Да никак. В случае, если разведывательная рота находилась в сторожевом охранении, значение средств связи возрастает еще больше, поскольку тогда именно оповещение основных войск о приближении противника будет являться первостепенной задачей.

Кроме того, основные войска в таком случае должны были находиться на удалении нескольких километров от сторожевого охранения, и даже без средств связи моментально заметить начавшийся бой. Но основных войск не то, что рядом с охранением не было, они, похоже, и из Штральзунда куда-то потерялись. Поскольку автор так и не определился, атакует разведчиков батальон или рота танков, то нельзя точно сказать, сколько боевых машин принимало участие в бою. Но минимальное количество - семь танков. И вот, значит, семь танков ведут интенсивную стрельбу из пушек калибра 76 мм, и никто в округе этого не слышит. Напомню, что Штральзунд от Рюгена - не на другом конце света находится. В дополнение к стрельбе экипажи танков все же должны были осветить поле боя имеющимися у них средствами (иначе куда стрелять?). Разумеется, ни стрельба, ни осветительные ракеты замечены из расположения войск в Штральзунде не были. Вполне так в духе всего сочинения.

Читаем дальше.

Ситуация была безвыходной для слепых девчушек и старух. Они не смогли бы улизнуть от охотившихся на них танкистов. Они были обречены.

Выше эти самые "слепые девчушки и старухи" пробежали полкилометра до "естественных укрытий", причем передвигались они под огнем, ведущимся танками.

Зато, наконец, стало понятно, чем заняты танкисты. Они, оказывается, охотились на слепых и старух, пока вокруг прыгали разведчики с ножами и бутылками.

А вот и выдержка номер пять все из того же "политдонесения Начальника политотдела 2Уд.А от 8.5.45 г. ?00176":

При многократных попытках остановить боестолкновение личный состав развед. роты понес потери в живой силе до 50% л/с. В 23.45 разведрота открыла ответный огонь...

Напоминаю, что 23.45 - это пятнадцать минут до окончания календарной даты 8.5.45 г. В 23.45 разведчики открыли ответный огонь, бой еще идет, а "политдонесение" уже составлено. Фост, похоже, просто не в курсе, что все документы датируются тем числом, когда они были написаны, а не тем, когда происходили описываемые в них события. В следующий раз, когда будет составлять псевдо-документальные антисоветские рассказы, пусть возьмет себе на заметку.

Второе, что бросается в глаза - стиль этой выдержки. Такое впечатление, что речь идет не о роте, а о крупном соединении. Потери "до 50% в личном составе" вместо того, чтобы написать, кто был убит, кто ранен. После упоминания потерь "в личном составе" так и ждешь фразу про потери "в материальной части".

Разобравшись с очередной выдержкой, Фост полным трагизма голосом сообщает, что разведчики "приняли бой". Остались, чтобы защитить слепых девочек и старух. Неясно только, как они могли помешать танкам сделать что угодно, если разведчики не имели никаких путевых противотанковых средств. Как присутствие или отсутствие разведчиков могло повлиять на события?

Зато становится понятно, кто же с кем воевал. Фост наконец-то решил немного развеять тьму над описанием боя и выдавил из себя некоторые подробности. Хотя лучше бы он этого не делал, не позорился по которому уже разу.

15 бойцов приняли бой с десятью танками - лучшими танками Второй мировой войны - легендарными тридцатьчетверками.

Мастерски начав предложение с цифры, Фост раскрывает читателям глаза сразу на многое. Оказывается, 15 человек - половина роты, а 10 танков - это танковый батальон. Ну что же, у него и разведчики "расквартированы для охраны побережья", чего с человека взять.

Если отвлечься от полного разрыва между реальностью и "былиной" в вопросе численности рот и батальонов, вышеприведенная фраза все равно сильно удивляет. Причем удивляет даже не вдвойне, а втройне. Создается впечатление, что, по мнению Фоста, танки Т-34 в составе советских танковых подразделений - невероятное явление. Собственно говоря, Т-34 считается лучшим танком Второй Мировой войны именно потому, что при удовлетворительных боевых качествах он обладал высокой технологичностью и относительной легкостью в производстве, эксплуатации и ремонте. Танк Т-34 был лучшим не в том плане, что он был сверх-эксклюзивным, и его днем с огнем было в войсках не сыскать. Он был лучшим в том плане, что его было много, и на нем к тому же можно было воевать.

С точки зрения боевых качеств Т-34 на момент окончания Великой Отечественной войны уступал очень многим машинам, имевшимся в Красной Армии. По определению, он уступал тяжелым танкам - КВ-85, ИС-1, ИС-2. Кроме того, на тот момент танковые части уже вовсю получали предельную модификацию Т-34 - танк Т-34-85. Последний превосходил Т-34 по всем боевым качествам, как в количественном, так и в качественном отношении.

Но с другой стороны, калибром пушки, толщиной брони и углами ее наклона танки могут меряться друг с другом, но никак не с пятнадцатью "разведчиками", у которых нет никаких эффективных противотанковых средств, но они все равно каким-то образом собираются атаковать эти самые танки. В таком случае бой с ними могли вести какие угодно танки, результат был бы один - "разведчики" окончательно бы закончились за пару десятков секунд. И вместо Т-34 с тем же успехом их могли бы расстрелять М3 "Грант", поставлявшиеся в СССР по ленд-лизу. Как говорится, не смотри, что он на вид смешной и пушка спонсонного расположения, под огнем в чистом поле будет не до смеха.

Но это все, понятное дело, для авторов типа Фоста никакие не аргументы. И я так думаю, для тех, кто в "Русскую былину" поверил всей душой - также не важно, что из себя представляет боевой танк и какой состав у танкового батальона. Главное, что разведчики - благородные люди, можно сказать, аристократы. Может даже, на Штирлица немного похожи. И уж во всяком случае - не ровня какой-то там мазуте типа танкистов.
(окончание следует)
Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments